Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Сионист Громыко и цена упрямства
Юрий Каннер, Москва
В чем на самом деле заключалась решающая роль СССР в создании Израиля

Всем, кто интересуется историей Израиля, известна  эта картина, запечатленная на многих  фото- и кинокадрах.  Евреи в еще подмандатной Палестине, прильнувшие к радиоприемникам, слушают прямую трансляцию с Генассамблеи ООН, считают голоса, потом, радостные, высыпают на улицы, несмотря на ночь, танцуют, поют, веселятся. У многих именно эти кадры ассоциируются с провозглашением еврейского государства.
Но это не так. Это снято 29 ноября 1947 года, а  Государство Израиль было провозглашено не в ООН, а на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве, и гораздо позже  - 14 мая следующего года. Торжественное событие произошло в присутствии избранных приглашенных,  в пятницу, в самый канун шабата, да и вообще было не до всенародного ликования на улицах – уже шла война, и буквально на следующий день армии пяти арабских стран вступили в границы будущего государства, чего граждане его ждали, потому что арабы и не скрывали своих намерений.
А той ноябрьской ночью проходило всего лишь голосование в ООН Резолюции о разделе Палестины. И это уже являлось  большой победой – то, что именно такая формулировка была вынесена на Генассамблею ООН по Палестине.
Вариантов будущей судьбы территории, находившейся под британским мандатом, от которого Британия отказалась под давлением еврейского сопротивления (в том числе террористического) и собственной общественности, было три.  
Первый – международный протекторат под эгидой ООН. Его отвергали и евреи, и арабы. Второй – единое арабо-еврейское государства, за которое ратовали арабы, обладая абсолютным большинством, и совершенно не принимали евреи, поскольку это, кроме очевидных практических перспектив, было неприемлемо идеологически: весь смысл сионизма в том, чтобы быть большинством в своей стране. И третий – раздел Палестины на два государства - еврейское и арабское. Евреев устраивало только такое решение, и именно потому оно не устраивало арабов, которые собирались их выгнать или перерезать.
Какой вариант вынести на голосование, решал Специальный комитет ООН по Палестине (UNSCOP), но определяли это решение позиции двух сверхдержав – СССР и США. Все американское руководство, включая Госдеп и Пентагон, не то что склонялось – настаивало на первом варианте. Там считали раздел Палестины самоубийственной блажью сионистских вождей: 40 млн арабов легко расправятся с 400 тыс. евреев, те будут просить о помощи, а США зачем посылать своих солдат после такой войны в какую-то Палестину, ссориться из-за них с арабами, у которых нефть; она понадобится для возможной войны с русскими в Европе больше, чем евреи в их бесплодной пустыне.
У лидеров и дипломатов еврейской Палестины, которые, конечно, знали о такой позиции Америки, не было оснований ждать от Советского Союза большей лояльности, чем от американцев.  Тем больше они были ошарашены выступлением советского представителя в ООН Андрея Громыко на заседании UNSCOP, где решалась формулировка  голосования, 14 мая 1947 года – то есть ровно за год до провозглашения Израиля. Сионистские лидеры назвали эту речь сионисткой – она была полна понимания судьбы еврейского народа и его стремления к созданию собственного государства.
Конечно, это не было личным мнением Громыко. Конечно, это было указание Сталина. Конечно, «отец народов» руководствовался отнюдь не заботой о евреях и сочувствия к ним после Катастрофы. Уже через несколько месяцев в Советском Союзе будет дан старт грандиозной травле  собственных евреев: она начнется кампанией  «космополитов», убийством Михоэлса и дойдет до «дела врачей», итогом которого замышлялись публичные казни и депортация всего еврейского населения страны в Сибирь. У Сталина были свои геополитические мотивы, в которых еврейскому государству отводилась предназначенная ему роль советского форпоста на Ближнем Востоке.
Но важен не замысел, а результат. Под влиянием неожиданной позиции СССР, впервые обнародованной в «сионистской речи» Громыко, удалось убедить президента Трумэна поддержать раздел Палестины. Он был единственным во всем американском руководстве с такой точкой зрения - и заставил проголосовать «за». Госсекретарь Джордж Маршалл и вся делегация США в ОНН грозили подать в отставку. Угрозу осуществила лишь одна из них – вдова предыдущего президента Элеонора Рузвельт.
Решающая роль СССР в создании Израиля, о которой до сих пор говорят с ударением на Сталина и с упреком евреям, заключалась не в трех голосах, подаренных Советским Союзом (Украина и Белоруссия обладали в ООН отдельными голосами) на  голосовании,  - это были всего лишь 3 из 33 «за» при 13 «против» и 10 воздержавшихся.  А в том, что на голосование был поставлен именно раздел Палестины.
Определенные тогда границы раздела не устраивали ни евреев, ни арабов. Но евреи решили использовать шанс – и брать, что дают, а арабы, рассчитывая на численное превосходство, выбрали «все или ничего». Они – если говорить о палестинских арабах – остались верны своему выбору до сих пор, требуя и в сегодняшней своей слабой позиции «Все или ничего!». Потому у них и нет ничего, а еврейское государство есть, процветает и, благодаря этому приобретает новых партнеров – в том числе уже среди арабских стран.
А чего это урок – дипломатии или философии – не так важно, как то, что это урок. Евреи - как известно еще из Библии -  упрямый народ. Но если бы они тогда, 73 года назад, проявили свое знаменитое упрямство – и в притязаниях на территорию, и в выборе опоры, - а не свою не менее знаменитую приспособляемость, вопрос о еврейском государстве уже бы не стоял, поскольку его не было бы. А о палестинском еще стоит, и будет стоять, поскольку те стоят на своем незыблемо. И безрезультатно.

Автор - президент Российского еврейского конгресса

Количество обращений к статье - 1247
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com