Почти серьезно
 
Жид

Александр СТУПНИКОВ, Ашдод

АЛЕКСАНДР СТУПНИКОВ родился в г. Остров (Россия) в 1953 году. Учился на факультете журналистики Минского Государственного университета. Был исключен за сионизм. По этой же причине был выслан из СССР. Жил в США, Англии, Белоруссии. Работал в журнале "Новый американец", в русской службе ВВС, был директором независимого телеканала в Минске и шефом бюро НТВ в Польше и Белоруссии, откуда в 1997 году был выслан за "подрыв белорусско-российской дружбы". С лета 1997 года живет в Израиле, в Ашдоде. Шеф бюро НТВ на Ближнем Востоке, автор программы "Сегодня в Израиле". Печатался в СМИ России, Белоруссии, США, Израиля. Автор нескольких поэтических книг.

Один человек сказал мне, что я жид.
- Нет, - ответил я. - Жиды - это те, кто с вами остаются.
На мне была легкая рубашка, а на шее - цепочка с шестиконечной звездой Давида.
Я был тут - и уже не здесь.
Мы в глухие советские времена начала восьмидесятых стояли у палатки с пивом в городе, где друзья посоветовали переждать после обыска дома. Обыск проводили симпатичные ребята, молодые, но неулыбчивые и чем-то озабоченные.
- Улыбаясь, вы делаете ваши зубы беззащитными, - говорил тренер по боксу в воркутинском Дворце пионеров, наставляя молодежь, как держаться на ринге и выживать за канатами.
Гости молча собрали еврейские книги, фотокопии учебника иврита, какие-то иностранные журналы, личные записи, отпечатанный почти на папиросной бумаге самиздат и пачку книг из " Библиотеки Алия" - от Герцля до хасидских притч.
- Поехали, - сказал старший через пять часов обыска.
- Приехал, - подумал я.
- Подпишите, это предостережение. Посадим, если не прекратите, - кивнул головой прокурор и налил себе воды из казенного графина. Мутного как взгляд полицая.
- И чего вам не хватает, куда уезжать из страны колотитесь, не понимаю. Вон другие евреи в большинстве своем довольны, а вы только бесстыдно воду мутите...
Прокурор был с похмелья или на работе, но предвзято.
Он посмотрел на свое отражение в графине, и его передернуло
- Жиды...
- Еврей - это национальность, а не обессудьте, - сказал я и подумал:
- А каково русским?
Уже третий год какая-то горячо любимая тетя Хася не могла со мной воссоединиться.
Но она жила в Израиле, а я не жил на Украине.
- Переждешь пору месяцев на квартирах, - сказал Саша Холмянский, человек, который создал сеть подпольного еврейского образования от Москвы до самых до окраин. - Вот адреса в Питере и Ереване...
Когда я вернулся, жить уже было негде. В одной комнатке - три кровати для маленьких детей, не считая нас с женой. Туда можно было только войти.
Выхода не было.
Не было даже работы на местном телевидении, оставленной перед обращением на выезд из страны. "Перед" - чтобы не ставить коллег-журналистов в неприличное положение на обязательных в таких случаях интернациональных собраниях осуждения.
" Вставай, проклятьем заклейменный..."
Но журналисты и помогли.
Сначала появилась разоблачительная статья в местной городской газете. Под названием " Паутина". Пауком, понятно, был я. А за мной - академик Сахаров, ЦРУ и Моссад.
И началось...
Знакомые стали переходить на другую сторону улицы. Сосредоточенно, словно бродячие собаки. Телефон замолчал, как алиментщик в бегах.
И только один сосед-украинец предложил солидарную помощь. Даже по поводу лица автора статьи, скрывшегося под псевдонимом.
- Можете на меня рассчитывать, - сказал сосед. - Дорого не возьму. Лучше долларами. Но у вас их должно быть много...
Мало - это когда больше, чем ничего.
И тогда я положил перед женой чистые листы бумаги:
- Вот. Два заявления. Одно - на развод. Другое - к городским властям.
- А к властям-то зачем? - спросила жена. И я не понял.
- А зачем иначе на развод?
- И я не знаю, - растерялась жена - наверное, для городских властей?
И мы написали. Точнее, писала она.
Так ведут себя хитроумные евреи с простодушными гоями.
Все было очевидно - незамысловатая русская женщина, мать троих детей, не может заснуть в одной комнатке с человеком, который спит и видит какой-то мифический Израиль. Ничего еще не понимающие малыши растут в атмосфере религиозного мракобесия и недостатка жизненного пространства, а нити масонской паутины, блестяще описанной в местной прессе, взывают к бдительности , как вопли еще не родившегося козла искупления на алтаре жертвенной любви к власти и ко всем ее блядским народам вместе взятыми.
- Разве можно жить с таким подонком? - спросил я, проверив ошибки.
- Нельзя, - сказала жена и посмотрела на меня влюбленными глазами.
- Вы три тысячи лет издевались над моим несчастным народом - теперь тебе придется расплачиваться за это всю твою оставшуюся жизнь.
Дети спали, раскинувшись, как бессмертие молодости и жидомасонского заговора любви.
Квартиру (правда, не новую, но отдельную) она получила через четыре месяца.
Три дня заняло, чтобы перевезти туда детей и всё им необходимое.
Два санитара везли меня в густую украинскую ночь за город в местную психиатрическую больницу.
- Не делай нам вырванные годы, - мягко предупредил один из них, подсаживая меня в карету с крестом, да еще красным.
Я и не вырывался.
Они забрали меня из милицейского участка, куда, в свою очередь, привезли из конторы, где я в сто двадцатый раз услышал, что мотивов для воссоединения с тетей Хасей в Израиле они не видят.
- Конечно, хотелось бы вас здесь обоссать от души, - сказал я подполковнику с рожей рецидивиста-медвежатника, - но это чревато. Однако из кабинета я не уйду. Или только с милицией.
Они и приехали. Через час. Сначала.
А за полночь появились другие.
Два санитара с докторшей на поводке, как три апостола, все в белом - на контрасте с серой милицейской крысобойней.
- Сынок, угораздило же тебя... - сердобольная пожилая няня провела меня в большой бокс с душевыми и желтой от подтеков воды противной плиткой. В глухой пришибленной тишине ее голос отдавался о зябкие мутно-кафельные стены.
Чисто как в раю по понедельникам
Ни души. Пахло здоровой хлоркой.
- Раздевайся и мойся, - вздохнула она. - Вода холодная, но так положено.
- Вы понимаете, кто я? - спросил в лоб доктор-психиатр.
- Нет, - мне хотелось быть проще. - А кто я?
Он замер. Как стул, привинченный к полу.
Справа потели окна с решетками.
Слева - портреты членов правительства.
Клиника...
- Вы верующий? - обеспокоился доктор.
- Верующий, - трудно было понять, к чему он клонит в три часа ночи.
- И у вас в доме иконы есть? - спросил он.
- Да какие там иконы? У евреев икон нет - нельзя изображать Всевышнего.
- Да? - переспросил психиатр - А кому же вы молитесь?
- Невидимому Богу.
- Невидимому? - он, похоже, искренне удивился и почему-то обрадовался. - Но это же чистой воды шизофрения...

Один человек сказал мне, что я жид.
- Нет, - ответил я. - Жиды - это те, кто с вами остаются...

Мир, в котором я живу, - не похож на мир, в котором я живу...

http://world.lib.ru/s/stupnikow_a_j/sstupnikow_a_j-4.shtml

Вернуться на главную страницу


Анекдоты от Гершеле Острополера
в переводах с идиш Хаима Бейдера

КРУГОМ ДОВОЛЬНО
Гершеле сказал:
- У меня всегда всего довольно. Летом мне довольно жарко, зимой довольно холодно, дети довольно быстро укорачивают мне жизнь, голова довольно сильно болит от забот, и вообще мне довольно плохо живется...

КТО СИЛЬНЕЕ?
- Гершеле, почему собака крутит хвостом, а не хвост собакой?
- Потому что она сильнее. Если бы сильнее был хвост, собакой крутил бы он.

ПОКА НЕМОЙ
Гершеле, одетого по-дорожному, с узелком и посохом в руке, спросили:
- Далеко собрался?
- За границу.
- За границу? Ты разве знаешь языки?
- Не знаю, так выучу. А пока притворюсь немым...

ПРИЧИНА
У Гершеле спросили, почему он ходит в таком рваном кафтане.
- Зато в сундуке у меня лежит новый, - ответил он.
- Почему же ты его не носишь?
- Сундук заперт.
- Так отопри!
- Как? - спрашивает Гершеле. - Ключ от сундука в кармане запертого кафтана!

ТРЕТЬЕ ДОСТОИНСТВО - ОБЯЗАТЕЛЬНО
Однажды Гершеле, не снеся насмешек одного ешиботника, сказал:
- Буду молить Всевышнего, чтобы послал тебе невесту, красивую, богатую и сумасшедшую.
Тот удивился:
- Почему сумасшедшую?
- Если красивая и богатая за такого пойдет, разве она не сумасшедшая!

ВЫБОР-ТО ЕСТЬ...
- Реб Гершеле, почему вы носите такой рваный кафтан? Разве у вас нет другого?
- Есть, конечно.
- Почему бы вам его не надеть?
- Потому что он еще больше рваный.

ЭТО УЖЕ ПОСЛЕ ПОСЛЕДНЕГО
- Гершеле, верни мне долг!
- Не можешь перекрутиться?
- Тебя это не касается! Отдавай хоть последнее!
- А если долг получается на после последнего?

РАЗНИЦА МЕЖДУ ОСЛОМ И ДУРАКОМ
В доме одного местечкового богача праздновали обрезание. Пришло много народу. И, конечно, Гершеле. Без него не обходится. Явился и его вечный соперник, тоже известный острослов - Хайкл Хакрен. За столом они оказались друг против друга.
- Скажи мне, Гершеле, - громко спрашивает Хайкл, - далеко тебе до глупого осла?
- Совсем нет, - отвечает Гершеле. - Нас разделяет только стол.

УМРИТЕ БЫСТРЕЙ - БУДЕТ ДЕШЕВЛЕ
- Гершеле, что делать? У меня нет сына, кто же по мне скажет кадиш через сто двадцать лет?
- Попросите зятьев.
- Но можно ли на них надеяться?
- Наймите кого-нибудь.
- Где такого человека взять?
- Наймите меня.
- Сколько ты спросишь?
- Гульден в неделю до вашей кончины.
- Это мне обойдется в целое состояние!
- Умрите быстрей - будет дешевле...

ХОРОШАЯ КОРОВА
Гершеле купил корову. Его обманули: корова доилась, но молока почти не давала.
- Гершеле, как случилось, что ты так опозорился с коровой? - смеялись над ним.
- Я к ней претензий не имею. Корова хорошая.
- А сколько молока дает?
- Больше, чем подойник...
- Вранье!
- Как это вранье? Подойник не дает ничего, а она все-таки хоть что-то.

КОГДА ЛУЧШЕ РВАТЬ ЯБЛОКИ
- Когда лучше всего рвать яблоки? - спросили Гершеле Острополера.
- Когда собака привязана, - ответил он.

...И САПОЖНИК БЕЗ САПОГ
Гершеле проходил мимо лавки шапочника. Хозяин лавки сидел у дверей без шапки.
- Ну, Гершеле, скажешь не раздумывая мудрое слово, получишь рюмку водки, - говорит тот.
- Пожалуйста, - отвечает Гершеле. - Когда я был ребенком, то не мог понять, как можно стоять у воды и не напиться. А сейчас вижу, что это проще простого: вот вы сидите перед лавкой с шапками, а сами с непокрытой головой...

СКОЛЬКО ГЛУПЦОВ НА СВЕТЕ
Некий лысый человек спрашивает у Гершеле:
- Сколько на свете таких как ты глупцов?
- Столько, - отвечает Гершеле, - сколько волос на твоей умной голове!

ПОЦАРАПАННЫЙ НОС
Гершеле в очередной раз поссорился с женой и наутро пришел в синагогу с поцарапанным носом.
Люди спрашивают:
- Гершеле, как это получилось?
- Я сам себя укусил за нос, - невозмутимо отвечает Гершеле.
- Как же ты до него дотянулся зубами?
- Залез на стул и дотянулся!

КАК ГЕРШЕЛЕ ДОШЕЛ ДО ТАКОЙ ЖИЗНИ
Однажды компания купцов, которых Гершеле веселил своими шутками, стала его корить, зачем он пошел в шуты к ребе.
- Что вас заставило? В чем причина?
- Причин шесть, - ответил Гершеле. - Первая: у меня есть жена, которую я обязан кормить. Вторая, третья, четвертая, пятая - это мои дети, которые каждый день просят есть. А шестая - я сам, вы же не хотите, чтобы я остался без куска хлеба?

ВЕЧНАЯ ПРОФЕССИЯ
- Вы знаете, какая лучшая на свете профессия? - спросил Гершеле своих слушателей на базаре.
- Какая, Гершеле?
- Гробовщик!
- Как это понять, Гершеле?
- Видите ли, - ответил он, - возможно, она не самая доходная, зато вечная!
ДОРОГОЙ ЖЕНИХ
При Гершеле рассказывали об одном жадном и заносчивом женихе:
- В приданое он потребовал столько, что вряд ли найдутся родители, которые на такое пойдут.
Гершеле жениха знал и сказал:
- Ничего удивительного, что он при своих достоинствах столько запрашивает. Когда-то осел стоил двадцать рублей, а нынче целых сто. Свинья, стоившая когда-то пять рублей, стоит теперь не меньше двадцати... Раньше женихи брали двести рублей, теперь берут две тысячи. Что же касается того, о ком разговор, то он осел каких нету. А вдобавок еще и свинья - всю землю объедете, такой не найдете. Теперь ясно, почему он заслуживает столько приданого?

ВОПРОС - ОТВЕТ
- Гершеле, что вам больше нравится - богатый обряд обрезания или богатые похороны?
- Обряд обрезания, - отвечает Гершеле.
- Почему?
- Потому что после богатого обряда обрезания когда-нибудь будут богатые похороны.
- Что бы вы предпочли, Гершеле: миску борща или две миски сырой свеклы?
- Две миски сырой свеклы.
- Почему?
- Будет и борщ, и свекла на закуску.
- Кто был первым аптекарем в мире?
- Коза. Она первая нашла целебную траву и стала делать из нее пилюли.
- От чего больше пользы - от солнца или луны?
- Конечно, от луны. Солнце же светит днем, когда и так светло.
- За что изгнали Адама из рая?
- За то, что не платил за квартиру.
- Почему так долго не приходит Мессия?
- Чтобы праздничное вино выдержалось как следует.
- Может ли случиться второй потоп?
- Он уже случился, - ответил Гершеле. - С тех пор как Ной насадил виноградник и сделал вино, от этого потопа пострадало гораздо больше народу, чем от первого.
- Какие из живых существ самые несносные?
- Клопы и двуногие ослы.
- Что б вы сделали, Гершеле, если бы вдруг разбогатели?
- Заткнул бы дыры в лапсердаке ассигнациями.
- С какого времени люди стали умирать?
- Когда мужья начали слушаться жен.
- Гершеле, почему холодать начинает в месяце Элул?
- Потому что в Элуле дуют в шофар. От этого получается сквозняк и делается прохладно.
- Гершеле, почему пьяница валится не с головы, а с ног?
- Потому что с ног падать легче.
- Для чего людям уши, Гершеле?
- Чтобы шапка на глаза не сползала.
- Это правда, Гершеле, что вы бьете свою жену палкой, а она вас - кочергой?
- Неправда. Скорей наоборот.

Издательство "Мосты культуры" -
"Гешарим", Москва-Иерусалим

НОВЫЕ "ЦУГЦВАНГИ"


УКРАИНСКИЕ ПЕНСИИ
Украинские пенсии
Для нас - израильтян,
Заменит Киев песнями
Под бубен и баян.

ХАМСИН
Что такое хамсин? Я отвечу тотчас:
Но, сравнив его с огненным ветром,
Я добавлю: хамсин - это вроде ХАМАС,
Что-то хамско-бандитское в этом.

СЕНТЕНЦИИ О ПОТЕНЦИИ
То ль жаркий климат, сексуальный бред
В Израиле наводят на сентенции:
Порой министры, даже президент
Страдают от повышенной потенции.

ЯН ЛЕВИНЗОН
Имеет Ян свой ресторан
И деньги есть на бублики.
И ходит Ян от счастья пьян
За счет любимцев публики.

ЭТО НЕ УТОПИЯ
Еврейской алие расти
И это не утопия.
В страну осталось привезти
Народ всей Эфиопии.

ЛИВАНСКИЙ УРОК
Познал я истину одну
С осадком сожаления:
Израиль проиграл войну,
Но выиграл сражение.


Семен ЦВАНГ, Ашкелон

Вернуться на главную страницу


На полпути к вершине

Михаил СОРОКА, Иерусалим


Марьян Беленькому в жизни не повезло. 15 лет назад он написал для Клары Новиковой монолог тети Сони и с тех пор так и остался "автором тети Сони". А за эти годы жизни в Израиле он выпустил несколько книг на русском и на иврите, написал сотни монологов и скетчей на русском и иврите - для актеров в России, Украине и Израиле, перевел на русский с иврита книги классика израильской юмористики , лауреата Государственной премии Израиля Эфраима Кишона. Пьесы Кишона в переводе Марьяна с успехом идут в театрах России и Украины.

- Марьян, чем вы сейчас занимаетесь?
- Недавно замечательная организация "Мифаль ха-паис" - Главное управление израильских лотерей - выделило мне 10 тысяч на издание книги и на авторскую программу, с которой я выступаю по стране и за рубежом. Мало того, в этом году они мне дали деньги на издание антологии израильского юмора, чем я сейчас и занимаюсь. В прошлом году ездил от Сохнута на кинофестиваль в Бердянск, и мне пришлось выступать на праздничном концерте на открытой площадке. За спиной - море, передо мной - весь город собрался, отступать некуда. Что им сказать об Израиле? Я выбрал монолог о том, как тетя Соня у стены Плача просит у Бога мира для всех народов. Выступление прошло исключительно удачно - морду не набили.
А насчет "Мифаль ха-паис" - никак не соберусь написать на них жалобу в госконтроль - почему этот "Мифаль..." дает деньги авторам на издание книг раз в год, а не, скажем, каждый месяц?

Эта книга создавалась вместе с моими зрителями - те места, где зрители не смеются, безжалостно вычеркивались. Я следовал заветам моего учителя, классика советской эстрады Роберта Борисовича Виккерса: "Написал рассказ, а теперь сядь и подумай, что можно вычеркнуть. Потом подумай еще - и вычеркни все остальное".
Жанр наш, пожалуй, единственный, где игра в непризнанные гении невозможна. Романист, поэт, художник, композитор могут сказать: "Меня поймут потомки", но человек, пишущий для эстрады, для актеров, этого сказать не может. Либо зритель сегодня в этом зале смеется, либо ты написал не смешно. А разговоры о том, что публика сегодня не такая, или погода не та, или страна не та - это лишь прикрытие собственной бездарности. Поэтому, кстати, эстрадных авторов значительно меньше, чем просто писателей.

Назвать себя писателем может каждый - бумага все стерпит, а сделать так, чтобы актер взял твой текст в работу, чтобы текст пошел в народ, разошелся на поговорки - это уже вопрос профессионального мастерства и таланта.
Зрители подчас не догадываются, сколько труда автор и актер вкладывают в трехминутный номер. За те деньги, которые артист, еще, может быть, заплатит (а это бывает далеко не всегда), он ухитряется выпить из автора всю его кровь и вымотать все его нервы. Эстрадная драматургия - тяжелая и нервная работа - нас надо на пенсию раньше отпускать и доплачивать за вредность актера. А если автор работает с актером по телефону, как я, то и денег на это уходит немало. Скажем, первая "Тетя Соня" - это примерно 18-я версия текста. Предыдущие характеризировались
следующим образом:
- Никуда не годится.
- Что ты мне подсовываешь халтуру?
- Ты совершенно не работаешь над текстом, тебе лишь бы спихнуть...
- Это уже ничего, но над ним еще работать и работать...
- Всё хорошо, но публика не смеётся.
- В этом месте должна быть гениальная реприза. А лучше - две. Откуда я знаю, какие? Ты же автор...
Что касается "тети Сони", то это всего лишь один из сотен, а сегодня, пожалуй, и тысячи созданных мною образов. Просто эта "тетя Соня" попала в хорошие руки. Впрочем, никакому актеру не возбраняется взять у меня текст и попытаться подняться с ним к высотам славы...
Я вообще терпеть не могу педалирования еврейского акцента, "еврейщины", поэтому образ, созданный Кларой Новиковой, мне не близок.
- Вы говорили о тысяче образов. Это - художественное преувеличение?
- Отнюдь. Я в Израиле 15 лет. Даже 2 - 2,5 страницы в день - это немногим меньше 1000 в год, а за 15 лет - выходит около 10 тысяч страниц. Да еще с собой кое-что привез. Это получается 50-томное собрание сочинений... А ведь я пишу значительно больше, чем две страницы в день...
- Но ведь эстрадные тексты быстро устаревают...
- Недавно я видел по ТВ в программе "Кубок юмора" свой номер 20-летней давности в исполнении артиста Олега Акулича. Вообще- то актер меняет программу ежегодно, и лишь очень хорошие, запомнившиеся образы продолжают жить. 20 лет для эстрадного номера - это то же, что 100 лет для пьесы. Да и "тетя Соня" появилась в 1989 году...
- Да, пожалуй, кроме образа-маски "студента кулинарного техникума", таких долгоиграющих образов на российской эстраде не было...
- Кстати, не одолжите 20 шекелей? В дороге до Тель-Авива совершенно поиздержался, а на работу меня никуда не берут, хотя список моих лауреатских званий и публикаций в разных странах занимает несколько страниц.
- Почему же, как вы полагаете, это происходит?
- С первого дня моего пребывания в этой замечательной стране я с удивлением констатирую, что люди, никакими талантами и даже знанием иврита не обладающие, преспокойно сидят в различных конторах, куда меня на пушечный выстрел не подпускают. Недавно я провел в Интернете конференцию по этому вопросу, в ней участвовали известные журналисты - Наташа Мозговая из Израиля, Михаил Шейтельман из Латвии. Особенно мне понравился ответ Антона Носика: "Условно работников можно разделить на творцов и исполнителей. Творец разрабатывает свои идеи, рискует, нанимает исполнителей, а в случае их хорошей работы лавры всё равно достаются творцам". "Вы же, - пишет Носик, - с биографией творца упорно ищете места исполнителя. Никто не возьмет профессора лаборантом, даже если профессор очень попросит".
Кстати, недавно мой стишок вышел в книге "500 жемчужин мировой поэзии", на что я отреагировал так:

Я издан вместе с Шиллером и Данте
Но банк не принимает их в гаранты.

Ныне, в период очередного обострения антисемитизма, нашей стране нужны люди, способные доходчиво разъяснить в мире нашу позицию. Что я и делаю, выступая и публикуя свои тексты в разных странах.
- В каких?
- В русскоязычной прессе США, Канады, Германии, в еврейской прессе. Теперь и в России. А один мой рассказ позаимствовала каирская газета "Аль-Ахрам", разумеется, не заплатив. Это рассказ о том, как одного еврея, как выяснилось, подменили в роддоме, и оказалось, что его биологическая мать - арабка. В связи с этим его выселяют из квартиры и отправляют в лагерь палестинских беженцев... А мой сокурсник по институту попал в Гонконг, поэтому мои рассказы выходят и по-китайски... Кругом всё по блату, не мне вам объяснять. Еще ведь у Пушкина сказано: "Из тьмы лесов, из топи блат \ вознесся пышно, горделиво!.." Если блат, по мнению классика, нужен в российских болотах, то уж в наших палестинах без него никак. Я ведь и публиковаться начал по блату в 16 лет... Но это уже другая история.
Кстати, о классике. Я недавно сделал литературоведческое открытие. "Белеет парус одинокий в тумане моря голубом"... Становится понятным, "что ищет он в стране далекой, что кинул он в краю родном". А одна моя знакомая вышла замуж за венгра, поэтому мои тексты исполняют венгерские актеры. Самое смешное в них - приходящие из Венгрии гонорары.
- Китайцы понимают еврейский юмор?
- Не еврейский, а израильский. Их интересуют проблемы перехода от социализма к капитализму. Они перевели, к примеру, рассказ, где я предлагал приватизировать весь Израиль сразу, выпустив акции ООО "Государство Израиль" и продав их на бирже. Кстати, после выхода этого рассказа мне прислали из АН Казахстана вполне серьезный проект о передаче части функций государства в частные руки. В частности, функцию сбора налогов...
- А говорят, что юмор непереводим...
- Это смотря какой юмор. Если это о том, что сказал вчера очередной мудак в Кнессете, то да. Но я этим не занимаюсь. Меня интересует судьба человека. Поэтому я, сидя у себя за компьютером в Иерусалиме, посылаю тексты по Интернету в разные страны, их исполняют актеры, по ним снимают сюжеты "Фитилей". Кроме того, человек, пишущий об Израиле, находится в выгодном положении. То, что происходит у нас, интересует всех. Но кого интересует, что происходит, скажем, в Норвегии? Хорошая литература переводится вне зависимости от темы. А дерьмо никому не нужно ни на каком языке.
- Но где же критерий?
- Тираж и гонорар. Нету других критериев. Писатель, получивший за книгу 10 тысяч, вдвое талантливей того, кто получил 5. Можно сколько угодно утешать себя тем, что я, мол, непризнанный гений. Но если твою книгу не покупают - она плохая. А если покупают - хорошая. Если покупают много людей - талантливая. Если очень много - гениальная.
- Почему ваши статьи и книги издаются, в основном, в бывших соцстранах?
- Думаю, это общность ментальности бывшего соцлагеря. Такое же родство
душ испытывают бывшие зеки. Кроме того, у меня немало экономического
юмора - о переходе от социализма к капитализму.
- У вас попадается неконвенциональная лексика. Не всем это нравится.
- Я с детства не любил людей, брезгливо поджимающих губы при слове "жопа". Впрочем, об этом достаточно глубоко рассказал выдающийся литературовед Михаил Бахтин в работе "Франсуа Рабле и народная смеховая культура Средневековья и Ренессанса". Да и я тут не первый. В этом жанре работали Барков, Пушкин, Лермонтов, А. К. Толстой, А. Н. Толстой, Губерман... Мои материалы на эту тему исполняют актеры в ночных клубах. К сожалению, большинство материалов такого рода я не могу ни в книгах издать, ни в концерте прочесть. Вот, скажем, пьеса о том, как в сумасшедшем доме пациенты свергли врачей и решили провести конкурс на самый красивый член... Разумеется, интриги, козни, группировки, подсиживания... Пьеса написана александрийским стихом...Таким же метром написана и кулинарная книга в стихах. Или, скажем, поэма на украинском, содержащая обстоятельный анализ ситуации на Ближнем Востоке. Поэма начинается словами - "Як остопиздiли тi йобанi араби".
- Почему на украинском?
- Бо то моя рiдна мова. Я до шести рокiв жив у Коломиi. Писал для программ украинского радио, для актеров украинской эстрады. Я начинал в 16 лет как украинский автор.
- В 16?
- Тетя моего школьного приятеля работала редактором на радио, он отнес ей мои рассказы, и они стали звучать в юмористических программах. Потом их передали актерам. А когда я пошел регистрироваться в УАПП, у меня еще паспорта не было. Поэтому тексты пришлось регистрировать на имя отца, он потом еще несколько лет получал деньги. УАПП и трудовую книжку на меня завел, когда я был в 9 классе. Так что трудовой стаж по этой специальности у меня почти 40 лет...
- Как получилось, что пьеса Кишона в вашем переводе была поставлена в Чернигове, а не, скажем, в Киеве или в Москве?
- Эфраим Кишон обратился ко мне с просьбой стать эксклюзивным переводчиком его пьес на русский и украинский. Мы с ним подписали договор, я перевел две его пьесы, и одну из них нашел в Интернете режиссер Черниговского молодежного театра, заслуженный деятель искусств Украины Геннадий Касьянов. Это комедия с песнями и танцами о том, что произошло с Ромео и Джульеттой через 30 лет после того, как они поженились. Пьеса идет в Чернигове с большим успехом. Сегодня два израильских коллектива репетируют пьесы Кишона в моем переводе. Я с удовольствием предоставлю право на постановку пьес Кишона любому театру, который захочет их ставить. Кишон - всемирно признанный мастер комедии, пьесы его идут во всех странах Европы, и конечно, хотелось бы, чтобы зрители России и Украины познакомились с его творчеством. Кроме того, я перевел пять пьес нашего классика Ханоха Левина. Его пьесы идут с огромным успехом во всем мире, но до России их них дошла пока только одна. Режиссер Григорий Дитятковский, поставивший эту пьесу, получил всероссийскую театральную премию "Золотая маска". Если кто-то хочет получить театральную премию, заработать на постановке пьес в моем переводе, ему просто нужно эти пьесы поставить. Они здесь: http://lib.ru/PXESY/KISHON_E
http://lib.ru/PXESY/LEWIN_H
Напомню - несмотря на то, что пьесы опубликованы на сайте, необходимо приобрести у меня право на их постановку, иначе международного скандала не избежать.
- Ваше любимое изречение?
- "Как бы высоко ты ни поднимался, ты всегда будешь лишь на полпути к вершине" (Питер Устинов).
- Вы можете поделиться с читателями секретом ваших успехов?
- Этот секрет прост - надо работать 25 часов в сутки.
- Но ведь в сутках только 24 часа.
- А вы вставайте на час раньше...

http://belenky.livejournal.com

 

Марьян БЕЛЕНЬКИЙ, Иерусалим

Израильская девушка

Израильская девушка... Впервые грубые клавиши моего компьютера касаются столь деликатного предмета... Не надо летати шизымъ орломъ подъ облаци, или рыскати въ лъсу сiрымъ волкомъ, достаточно просто пройтись по любому нашему городу. Нужен поистине въщiй Боянъ, дабы воспеть это удивительное создание природы и сионизма.

Начать ли с автомата, элегантно болтающегося на круглой попе, затянутой в хаки, сквозь которое проглядывает линия трусиков? Или с выглядывающей из-под футболки бретельки от лифчика - обязательной детали туалета местных прелестниц? Почему-то кольца в носиках (как и браслеты на ножках) носят девушки явно европейской внешности, по-видимому, полагая, что это приближает их к восточному колориту. Расизма у нас, слава Богу, пока нет и сердце и глаз израильтянина радуется и эфиопским ланям цвета гранулированного кофе и нежносливочным йеменкам (и хотя даже на глаз видно, какая у них гладкая и нежная кожа, но так хочется потрогать) и мраморно-белым рыжеволосым с веснушками ашкеназочкам.

Братiе и дружино! Коею из сиiхъ дъвицъ красныхъ мне, рабу божъю, полонену быти? Почти круглый год у нас ходят в сандалиях и поэтому ножкам уделяется особое внимание. На пальчик ноги надевается колечко, ноготки красятся в самые экзотические цвета. Уж не знаю, какие мысли приходили в голову Набокову по время писания "Лолиты", но то что, прости Господи, тринадцатилетние местные принцессы вполне готовы для всех радостей любви, видно по их походкам и грации. Не зря у нас, евреев, девушек выдавали замуж в 12 лет.
Глаза... нет, тут мой компьютер бессилен... Глаза большей частию большие и карие, бывают зеленоватые. Волосы у большинства израильтянок черные как смоль, и у выходок из стран Востока, особенно у йеменок, завиваются в мелкие кудряшки. Вообще йеменка ("теймания" - слово-то какое, напоминает пенку с топленого молока) у нас - синоним восточной красавицы. Йеменская девушка обладает упругой восточной походкой - ведь сотни поколений их матерей таскали тяжести на голове, отчего осанка приобретается врожденная. (Нет, все же прав был академик Трофим Лысенко - приобретенные признаки кое - где у нас, евреев, порой наследуются). Йеменка - это длинные ноги, длинная шея, длинные пушистые ресницы, густые брови вразлет, огромные карие удлиненные глаза, посаженные несколько наискосок, что придает лицу колорит таинственного Востока... Держите меня, я за себя не ручаюсь. Ах, йеменки... Типичным примером йеменки была наша замечательная певица Офра Хаза.
Впрочем, надо быть честным - и среди арабских молоденьких девушек попадаются прелюбопытнейшие экземплярчики. А вот красивых арабских женщин я видел только по телевидению. И, кстати, все они - довольно дородные дамы. Худеньких дикторш арабского телевидения мне видеть не довелось. Не зря арабский эпитет - "луноликая" - т. е. лицо как полная луна. А для танца живота - древней версии стриптиза - нужен на самом деле живот. И чем больше, тем лучше.
Но в наших палестинах арабские женщины какие-то серенькие - белый платок, застегнутый под подбородком, платье до пят у всех одного гладкого покроя без всяких украшений, никакой косметики, гладкая прическа, глаза опущены и волнения в них никакого. При таких женах понятно, что арабы заводятся от танца живота значительно больше, чем мы от стриптиза.
Ну, а теперь вернемся все же к соплеменницам. Ножки их ни с чем другим не сравнимы, как только с ювелирными индийскими изделиями - серебро с рубинами - какие в Москве в "Ганге" продавались. Стопы молодых наших девушек большей частию - пухленькие как у младенца, что лишь подчеркивают тонкие ремешки босоножек. Пальчик большой - четкой аккуратной пятиугольной формы, да и остальные ничем не уступают - розовенькие, кругленькие, с идеально обрезанными ноготками. Господи, да на этом не ходить, а в музее природы выставлять, чтоб люди видели - до чего совершенен промысел Божий. В детстве я мечтал прочесть все книги, приехав в Израиль - перепробовать всю еду в супере и на базаре, а мой товарищ до сих пор не оставляет идеи полюбить всех женщин... Вот она плывет в толпе, облизывая язычком мороженое (как еще ортодоксы не додумались запретить продавать им мороженое?) ни на кого вроде бы и внимания не обращает, щебечет по пелефону, разглядывает витрины и себя в них, никого не боится - кто ее обидит? Вот она - нагляднейший и убедительнейший результат деятельности Герцля, и нет в ней и тени собачьего выражения в глазах, по которому мы безошибочно определяли евреев на прошлой родине.

Содержание жены в домашних условиях

Жена - существо прихотливое и требует специальных условий для своего содержания. Если у вас таких условий нет, то жену лучше не заводить. Если эксплуатационные расходы на содержание жены начинают превышать ваши доходы, то такую жену нужно немедленно заменить на более экономичную модель. Ни в коем случае не пытайтесь переделать жену самостоятельно - это может привести к выходу ее из строя...
Конструктивным недостатком жены является отсутствие кнопки отключения звука.
Выбор жены нужно производить тщательно, так как взятые экземпляры обратно не принимаются и денежная компенсация за них не выдается. При этом лучше отбирать молодые, здоровые экземпляры, так как у них выше срок наработки на отказ.
Корм для жены нужен разнообразный, насыщенный витаминами и микроэлементами. Особенно полезны для жены витамины А, В, С, Х и Е. Сухой и консервированный корм для жены мало пригоден. Жены с трудом поддаются дрессировке - на это приходится затрачивать несколько лет упорного ежедневного труда, и результаты себя не всегда оправдывают - даже хорошо выдрессированные жены не всегда правильно выполняют команды, а иногда даже пытаются давать их сами. Жену нужно регулярно выгуливать, так как она нуждается в свежем воздухе для своего развития. Выработка у жены условных рефлексов такая же, как и у других домашних зверьков - для того, чтобы она выполняла ваши команды, нужно время от времени обещать ей что-нибудь купить. Жены, как и кошки, имеют обыкновение иногда уходить из дому, но как, правило, возвращаются.
Жены не терпят в доме посторонних самок своего вида и часто бросаются на них и загрызают, при этом риску подвергается и тот, кто привел другую особь. Редко какая жена соглашается на содержание в аквариуме или террариуме, поэтому жену лучше всего содержать в сухом и чистом помещении. Жены много времени проводят за вылизыванием шерстки и чисткой перышек. При этом не надо им мешать, ибо жена с чистой блестящей шерсткой выглядит и чувствует себя гораздо лучше. Ученые до сих пор спорят - может ли жена мыслить, и к единому мнению пока не пришли.
Молодые экземпляры ведут довольно подвижный образ жизни, шастая с места на место, но те, что постарше, проводят больше времени в своем загончике. В подборе жены нужно учитывать не только экстерьер, но и характер экземпляра. Ни в коем случае нельзя дразнить и злить жену - она может огрызнуться и даже укусить.
Выгуливая жену, необходимо ее крепко держать, иначе она может вырваться и убежать. Поводки для жен употребляются редко. Учтите, что на воле жены могут бесконтрольно размножаться.
Процесс выведения породы "жена домашняя" уходит корнями в каменный век, когда мужчины отлавливали в лесах диких жен и приручали их. Жена считает мужа вожаком стаи и поэтому подчиняется ему. Если же жена начинает считать вожаком себя, то к дальнейшей эксплуатации она не пригодна и подлежит замене.
Если же гарантийный срок у нее кончился, нужно ее обменять на такую, которая лучше выполняет команды.
На воле жёны быстро дичают. Помимо домашних хозяек, на воле можно встретить и диких, которых можно легко узнать по глазам.
Жёны обладают рядом недостатков, делающих их малопригодными к длительной эксплуатации - жена не всегда бросается в болото, чтобы принести подстреленную утку, неохотно бегает за брошенной палкой.
Хорошо выдрессированная жена делает стойку и издает радостные звуки, приветствуя пришедшего домой хозяина, облизывая его с ног до головы и помахивая хвостиком. Если жена равнодушна к приходу хозяина, то она подлежит немедленной замене.
При правильной эксплуатации жена прослужит вам долгие годы без замены и ремонта!

Вернуться на главную страницу


"ЦУГЦВАНГИ"

"Цугцванги" - сатирические стрелы
c моим оптимистическим прицелом

"КАТЮША" БЬЁТ ПО ХАЙФЕ
Ветеран войны Исай Долгушин
В Хайфе с горьким произнес запалом:
- Неужели скурвилась "Катюша",
Очутившись в лапах у Насраллы?!

КОМАНДАРМ ИЗ ГИСТАДРУТА
Перецу командовать пришлось
Сходу, без армейской подготовки.
Понял бывший профсоюзный босс,
Что война - отнюдь не забастовка.

СТАЛ ЕВРЕЕМ
Вчерашний хэс, одесский жлоб
Еврейства все-таки добился.
Как только он гиюр прошел -
На радостях перекрестился.

УМА ПАЛАТА
Наш Кнессет - он ума палата:
Уже который год подряд
Большие умные ребята
Большие глупости творят.

МЫ С ВАМИ!
Газета такая эфирная есть -
"МЗ". Оценив её сердцем, глазами,
Я вновь, как девиз, повторяю: - МЫ ЗДЕСЬ!
И слышу читательский голос: - МЫ С ВАМИ!

ГАЛУТ
Неужто нам нужны еще века,
Чтобы галута обмелела речка?
Мы вышли из Египта, но пока
Не вышли из еврейского местечка.

СЛУХИ
Назойливые слухи, словно мухи,
Навязчиво жужжат со всех сторон.
Как хорошо, что у меня два уха:
в одно влетают, из другого - вон.

КИШМИШ
Летел в Одессу, а попал в Париж.
Стремился к Жанне, оказался с Розой.
Обычный поведенческий кишмиш
Он путал с первой стадией склероза.

ДИАЛОГ В РАЮ
Супруги в рай попали. Но!
Она:
- Какое чудо это!
А Он:
- Мы были б тут давно,
Когда бы не твоя диета.

СТРОИЛА ГЛАЗКИ
Розетка призналась в любви Выключателю.
И строила глазки, назвав его лапушкой.
А он оказался таким невнимательным,
Холодным, и всё ему было до Лампочки.

НА ПОЛНОМ ПАНСИОНЕ
Кто верит в Бога, убежден заранее,
Что после смерти жизни нет конца.
Смерть - переход в иное состояние
На полном пансионе у Творца.

Семен ЦВАНСемен ЦВАНГ, Ашкелон

Вернуться на главную страницу


Александр БИЗЯК, Хайфа

Простатит и Аденома

Пусть бросит в меня камень тот, кто осмелится сказать, что никогда не слышал о Простатите и его подруге Аденоме. А если есть такие, завидую счастливчикам… Когда-то я был убежден, что Простатит и Аденома стоят в одном ряду с Тристаном и Изольдой, Ромео и Джульеттой, Тахиром и Зухрой, Лейлой и Менжнуном, Русланом и Людмилой... Помню, как, будучи первокурсником филфака, я спросил у педагога, что он знает о поэме "Простатит и Аденома". Преподаватель растерялся и после долгой паузы сказал: "Юноша, дай вам бог не знать об этих именах"… Так я и пребывал в неведении, пока впервые не посетил Святую землю…

Произошло это в благословенной Хайфе, в предгорьях южной Галилеи, в оливковом саду, у подножия святой горы Кармель, по соседству с морем, на закате солнца…
Случилось это в месяце нисан, накануне Пейсаха, в день рождения внука. Семейный праздник отмечался шашлычным пикником, обильно смоченным крепкими напитками. На радостях я переусердствовал. Но это и понятно, ведь дни рождения, как известно, бывают только раз в году. Ради такого торжественного случая я тогда и прилетел в Израиль. Но то ли незнакомая доселе водка под названием "Кеглевич", то ли напоённый хвоей и цветами воздух, то ли весна, продуваемая холодным ветерком, но, так или иначе, я основательно "поплыл".
Уже не помню, после какого по счету тоста, я с трудом поднялся на ноги и огласил окрестности призывным кличем:
- Друзья! Я послезавтра улетаю. По такому историческому случаю предлагаю совершить заплыв в Средиземном море.
Меня увещевали: не рискуй - весенний ветерок обманчив, вода еще холодная, ты совершишь большую глупость, если, будучи в подпитии, полезешь в воду.
Я упорствовал:
- Побывать в Израиле и не искупаться в Средиземке?! Что я скажу в Москве?
Особенно активно препятствовала дочь.
- Ты заболеешь! Что скажет мама? Она мне не простит …
Но куда там… "Кеглевич" окончательно затмил мой разум. Я разделся и спустился к берегу. С разбегу бросился навстречу набегающей волне…

… Вот тут и начинается история, требующая полной откровенности.
Иначе теряет всякий смысл мое исповедальное признание. Как говорится, из песни слов не выкинешь…

Итак, в три сорок ночи (еще раз прошу простить меня за откровенность!) я испытал острейший мочеиспускательный позыв. Осторожно, чтобы не тревожить дочь и внуков, я пробрался к туалету. И что же? Вместо положенной в подобном случае струи в унитаз упали две скупые капли. Сначала я не придал этому особого значения.
Но позывы стали повторяться, интервалы сокращаться. Я уже не в силах был терпеть. Метался по квартире, ежеминутно забегал в сортир, срывая на ходу трусы. Но все напрасно.
Я чувствовал, что набухший мочевой пузырь вот-вот разорвется. Я разбудил дочь.
Мы позвонили в "скорую". Приехал "амбуланс".
Через полчаса я был в больнице "Рамбам".
Врачи проделали со мной ряд специфических манипуляций, подвесили катетер и, облегчив мои страдания, с богом отпустили.

Билет на самолет, естественно, пришлось вернуть. Я позвонил в Москву жене и сообщил, что на какой-то срок остаюсь в Израиле. Чтобы не пугать ее, придумал вескую причину. В те дни страна была повергнута в жаркие дискуссии: возвращать ли Сирии Голаны. По всей стране бурлили митинги. Я объяснил жене, что, будучи евреем, не имею права оставаться в стороне, и обязан быть в Израиле.
- Голаны ты можешь защищать в Москве, - ответила моя мудрая жена. - Пойдешь в Сохнут и выскажешь свою еврейскую гражданскую позицию.
- Я обязан находиться здесь, и только здесь, на баррикадах!
Кстати, о своем участии в дискуссиях я нисколько не наврал. Приемную врача я превратил в своеобразный урологический Гайд-парк.
Аденомщики, как и все евреи, оказались отчаянными полемистами. В приемной часто вспыхивали ссоры. В пылу дискуссий дело доходило до рукоприкладства. Когда-то в Хортице хохлы таскали оппонентов за чубы. Мы же, аденомные евреи, норовили ухватить друг друга за катетеры и выдрать вместе с корнем, на который они были надеты.
Из кабинета выбегала медсестра:
- Ма питом! Шекет! - кричала она на иврите.
Пациенты затихали. Но как только медсестра возвращалась в кабинет, споры разгорались с новой силой.
Самый фанатичный спорщик, фотограф Миша, простатитный ветеран, норовил прорваться на прием к главному врачу. Он требовал, чтобы его досрочно освободили от катетера, и тогда он сможет отправиться на Голанские высоты и занять там круговую оборону.
Иногда дискуссии оканчивались физическими травмами: синяки, ссадины, царапины, ушибы. Благо, драки проходили в поликлинике, пострадавшим тут же оказывали помощь.

Снять с меня катетер врачи обещали через три недели. Но даже без катетера лететь в Москву не разрешали. Опасались рецидива в самолете. А надевать катетер стюардессы не умели. На неопределенный срок я оставался в Хайфе.
На третий день моего катеторного плена дочь принесла газету с рекламой на первой полосе: "Профессор экстрасенс-уролог Шварц (Япония) в кратчайший срок избавляет от простаты. Новейший бесконтактный метод. Стопроцентная гарантия. В связи с наплывом пациентов запись на прием только до конца апреля".
Я всегда панически боялся операций. Даже самых безобидных. Помню в детстве операцию на гландах. Чтобы как-то поддержать свой дух, я взял тогда в больницу "Как закалялась сталь" Н. Островского. (Когда учительница по литературе узнала о моем поступке, на экзамене она, не глядя, поставила мне "пять").
А тут - не гланды, а простата. Над головой завис Дамоклов меч хирурга. И даже не над головой, а гораздо ниже.
- Я не верю экстрасенсам. - сказал я дочери. - Но профессор Шварц предлагает бесконтактный метод… А вдруг?

И вот мы с дочерью (один я ни за чтобы не решился!) отправляемся к японцу Шварцу. Предварительно позвонили в "клинику". Нам отвечает русскоязычный секретарь с украинским акцентом. Назвался Моисеем.
- К сожалению, - огорошил секретарь, - помочь не сможем. Очередь забита до второй декады октября.
- Но у меня особый случай! На мне катетер!
- Не вы один такой. К нам даже из Беэр-Шевы едут. Вы сами-то откуда?
- Я из Москвы.
- Ого! - воскликнул Моисей. - Из Москвы? Вас как зовут?
- Александр.
- Погодите, не кладите трубку. Возможно, я попытаюсь вам помочь. Яков Самуилович, - услышал я из трубки, - тут товарищ просится. Он специально из Москвы приехал…
Моисей и Шварц о чем-то долго совещались, наконец, секретарь сказал:
- Приезжайте. Профессор примет вас. В порядке исключения… Вы знакомы с нашими расценками? Один визит - 100 шекелей. Да, и прихватите простыню.
- А что, разве у вас стационар?
- Нет, прием проводится амбулаторно. Но из соображений гигиены - каждый приезжает на сеансы с личной простыней.


Дочь сняла в банкомате деньги - на визит к профессору и на такси. Запихнула в сумку свежую простынку.
Через полчаса мы были в клинике.
Клиника располагалась на Адаре, в старом трехэтажном доме. Мы поднялись на второй этаж. На двери в полутемной лестничной площадке сверкала начищенная бронзовая табличка: "Профессор японской экстрасенсорной урологии Яков Шварц".
Мы вошли в приемную. За столиком, покрытым выцветшей клеенкой, дремал сухопарый старичок. Над столиком маялась бездельем муха. С потолка свисал ленивый вентилятор, помешивая лопастями воздух. Из соседней кухни тянуло жареной картошкой.
Секретарь открыл глаза и вежливо спросил:
- Вы тот самый, из Москвы?
Я кивнул.
- Тов мэот, бесэдер. Я Моисей, референт профессора. Веду учет больных. Вы сидайте, а я за профессором схожу.
Он приоткрыл боковую дверь, просунул голову.
Я успел заметить, что в соседней комнате на стареньком диванчике, согнув в коленях ноги и отвернувшись к стенке, дремал мужчина в майке.
- Профессор, к вам тут посетитель…
- Ну, наконец-то!
Экстрасенс вскочил с диванчика, сплюнул на ладони и пригладил на груди локоны седеющих волос, набросил на себя халат, нацепил фонендоскоп. (Я удивился: зачем урологу фонендоскоп?).
Деловой походкой Шварц вошел в приемную.
Подтянутый, высокий. Острый клинышек бородки, очки в тонкой золотой оправе. Типичный доктор Фауст. Хотя, признаться, живьем Фауста я никогда не видел.
Профессор снял очки, подышал на линзы, тщательно протер их и хищным взглядом посмотрел на дочь.
- Вы простынку взяли?
- Да, вот она, - дочь раскрыла сумку.
- Очень хорошо. Стелите и ложитесь на кушетку. Можете не раздеваться. Снимите только блузочку.
Дочь растерялась:
- Я в качестве сопровождающей отца…
- Извините...
Профессор перевел взгляд на меня и сухо произнес:
- Ложитесь. Можете не раздеваться. Снимите только туфли и носки.
Я разулся, стянул носки и взгромоздился на кушетку.
- Расслабьтесь, - сказал профессор. - Представьте, что вы лежите на пляжном лежаке.
Я прикрыл глаза, раскинул руки, раздвинул голые ступни. Представил пляж.
- Глаза не закрывайте! - приказал профессор. - И смотрите вверх.
Я открыл глаза. Под потолком натужно работал вентилятор. Две лопасти на нем были отломаны. Три оставшиеся издавали треск старой мясорубки
- Простите, доктор, я не могу сосредоточиться. Меня пугает вентилятор.
- Моисей! - набросился на референта экстрасенс. - Сколько можно говорить, чтобы вы не запускали эту адскую машину. Немедленно ее остановите!
Моисей что-то проворчал, с трудом поднялся и, прихрамывая, заковылял на кухню. Только сейчас я обнаружил, что у него протез. Такой же скрипучий, как и вентилятор.
Возвратился Моисей со шваброй. Полез на табуретку. Закачался, теряя равновесие.
- Альпинист, сейчас же слезьте с табуретки! - закричал профессор. Выхватил у Моисея швабру, прицелился и со всего размаху запустил ее в пропеллер. Вентилятор, как побитая собака, на какое-то мгновение притих, но затем опять зашевелился.
- Дайте мне, - я поднялся с топчана и забрал у экстрасенса швабру.
- Но ведь на вас катетер!
- Он мне не мешает. Я даже знаю случай, когда в соревнованиях по бегу участвовал спортсмен с катетером - и занял даже призовое место.
Профессор с интересом покосился на меня:
- А вы, гляжу, мужчина с юмором. Должен вам заметить, что по наблюдениям урологов простата обостряет чувство юмора.
- На себе я не заметил…
- Погодите, дайте срок! Вот начну работать с вами, и у вас проснется юмор. Будете шутить не хуже Петросяна. (Забежав вперед, отмечу: юмор, смешанный с сарказмом, у меня прорезался сразу после первого сеанса). Ложитесь на топчан, - приказал профессор. - Я должен осмотреть вас.
- Если нужно, я брюки приспущу. Дочь отвернется.
- Экий вы неугомонный! - повысил голос экстрасенс. - Так и тянет вас раздеться! Не волнуйтесь, когда начнем работать, я вас догола раздену. А сейчас для предварительной беседы мне нужны только ваши голые ступни.
Я улегся на топчан.
- На какой ноге у вас катеторная трубка?
- Она не на ноге, а выше…
- Я говорю о мочепроводном шланге.
- На левой.
- Почему именно на левой?
- Мне так удобней. А что, нельзя?
- Нет, конечно, можно и на левой, но лучше, если шланг вы будете носить на правой.
- А что это меняет?
- Вы знакома анатомия человеческого тела?
- Весьма поверхностно.
- Тогда открою вам секрет. Левая нога у вас находится на левой стороне. С этим вы согласны?
- Согласен.
- И сердце тоже на левой стороне? Нахон?
- Нахон.
- Ну, то-то же. Следовательно, шланг придает ноге излишнюю нагрузку. А так как левая нога и сердце располагаются в одном и том же регионе тела…
- То сердце получает кровь в уменьшенном объеме, - пришел на помощь Моисей.
Я попытался что-то возразить, но дочь меня остановила:
- Папа, успокойся.
Экстрасенс снова плотоядно зыркнул на нее, пощипал бородку. Перевел взгляд на мое распластанное тело.
- Что вы разбросались, как на пляже? Сдвиньте ноги! Ступня к ступне.
- Но вы ведь сами мне велели…
- Еще раз повторяю, сдвиньте ноги. И соберитесь, наконец.
Я сдвинул голые ступни. Притих. Собрался.
И тут на мою правую ступню спикировала муха. Та самая, которая только что досаждала Моисею.
Я с детства не выношу щекотки. Ступня моя задергалась. Муха, сделав надо мною круг, снова села на ступню. Но уже на левую. Я почесал одной ступнею о другую.
Экстрасенс прикрикнул на меня:
- Вы прекратите дергаться, в конце концов?! Муху испугались!
Он призвал на помощь дочь:
- Геверет, сядьте рядом с папой и отгоняйте муху.
Дочь присела на топчан.
- Возьми на всякий случай швабру, - посоветовал я дочери.
Экстрасенс скривился:
- В вас, как я и предсказал, начинает просыпаться юмор.
Он просверлил меня своими линзами. Спросил:
- Голубчик, где вы покупали бобочку?
- Какую еще бобочку?
- Которая на вас.
- На оптовом рынке, на Таганке. Но при чем здесь моя рубашка?
- При том, что такую же рубашку мне прислала из Москвы сестра. Барахло китайское, доложу я вам. Линяет после первой стирки.
- Папа сегодня в первый раз надел ее… - сказала дочь.
- При остановке мочеиспускания вас беспокоили миндалины? - неожиданно спросил профессор.
- Миндалины, какие?.. А разве т а м имеются миндалины?
- Не т а м, а в горле. Я вас спросил о гландах.
- Мне их удалили.
- Напрасно! - расстроился профессор. - Гланды положительно влияют на работу мочеточника.
- Мне их удалили в пионерском возрасте. Откуда мог я знать, что они необходимы для простаты? Мне об этом никто не говорил…
- Вот-вот, и я о том же! - энергично подхватил профессор. - А попробуй-ка при Сталине, да и после культа личности, скажи! Любое слово правды вырывалось с корнем.- Он горестно взмахнул рукой. - Да что там?.. Сколько светлых жизней загубила аденома при советской власти!
Экстрасенс поднялся.
- Можете обуться. Простынку положите в шкафчик, на вторую полку.
- Как?! Вы хотели осмотреть меня.
- А я и осмотрел. Японский бесконтактный метод.
- Скажите, доктор, что у папы? - спросила дочь.
- Могу поздравить вас: у вашего отца прогрессирующая в росте аденома. Притом запущенная. Но жить он будет, не волнуйтесь. Завтра начинаю с ним работать.
- Доктор, умоляю, помогите папе!
- Всё, что в моих силах, непременно сделаю. - Он снова пригляделся к дочери, потеребил бородку. - Но при одном условии: папа приезжает вместе с вами. Поймите меня правильно. Случай очень трудный…
Экстрасенс освободился от халата, подставил руки под горячую струю воды. Обработал их каким-то импортным шампунем, вытер руки махровым полотенцем с китайскими трехглавыми драконами (наверняка, сестра прислала из Москвы) и удалился в свой рабочий кабинет.
Мы расплатились с Моисеем за визит и по темной лестнице спустились вниз, на улицу.
- Ну, что ты скажешь о профессоре? - спросила дочь.
Я жадно закурил.
- Без сомненья, он величайший шарлатан. А я осёл с прогрессирующей в размере аденомой.
- Не делай скоропалительные выводы, - сказала дочь. - Нам остается только верить.

Назавтра мы опять приехали к профессору. В приемной было так же тихо и безлюдно, как вчера. Моисей по-прежнему дремал за столиком. Муха все так же досаждала референту. И только вентилятор не работал.
Референт, увидев нас, проковылял в соседний кабинет, разбудил Шварца..
- Пусть войдет, - пробормотал со сна профессор.
Я вошел. Дочь осталась с Моисеем.
Обстановка кабинета вызывала оторопь. В центре комнаты - топчан, заправленный коричневой клеенкой, рядом - столик. На столике свеча на блюдце, песочные часы, будильник, раскрытый томик Библии и Тора на иврите. На стенах развешаны плакаты с урологической тематикой, на ватманском листе - огромный разноцветный мочеточник, карта Хайфы, схема московского метро, рисунок набухшей аденомы, похожей на орех размером с дыню, образок в углу…
- Ну что, голубчик? Вам сегодня легче? - спросил профессор.
- Гораздо легче. Вот только объясните мне, зачем я должен был вчера снимать носки?
- Ага! Заинтригованы? - обрадовался Шварц. - Это и есть экстрасенсорный метод! Запомните, голубчик, что голая ступня - лучший проводник космических потоков. Сегодня мы повторим эксперимент. Но уже в иной конфигурации.
- Опять снимать носки?
- Не только. Сегодня мы увеличим площадь приема космических потоков. Снимайте брюки и трусы.
Я поёжился.
- И катетер тоже снять?
- Катетер пусть останется.
Я снял брюки, стянул трусы.
- Очень хорошо! - экстрасенс бросил на меня оценивающий взгляд. - Вы просто Апполон.- Стелите простынь и ложитесь на топчан. Ягодицами перпендикулярно оконному проему. Так будут лучше проникать космический поток.
Я улёгся на топчан.
- Сдвиньтесь на восемь градусов левее, - произнес профессор. - Еще чуть-чуть. Еще. Отлично. Так и зафиксируйте позу.
Экстрасенс перевернул песочные часы, завел будильник, взял со столика Талмуд.
- Вы на иврите говорите?
- Нет, еще не научился.
- Не страшно. Ликвидируем простату, и вы запишетесь в ульпан.
Он поменял Талмуд на Библию.
- Ну что, приступим? С Богом!
Экстрасенс зажег свечу, вплотную поднес ее к моим голым ягодицам.
- Ощущаете прилив тепла?
- Чувствую, и даже очень.
- Очень хорошо. Это начал проникать в вас поток космической энергии.
Профессор принялся читать молитву.
- Господь наш праведный, всесильный! Помоги болезному Виталию, освободи его от аденомы…
- Профессор, извините, но я не Виталий. Я Александр…
- Простите. О, Господь наш праведный, великий исцелитель, сделай так, чтобы Александр избавился от аденомы. Да ниспошли ему блага твои великие, да облегчи его страдания…
У меня зашевелились ягодицы.
Экстрасенс прикрикнул на меня:
- Не двигайтесь! Усмирите бренную гордыню, лежите и молитесь вслед за мной.
Я усмирил гордыню, но тут заметил, что с соседнего балкона на меня нацелена подзорная труба.
- Профессор!.. За нами наблюдают!
Шварц не отреагировал и продолжал молитву.
Через пять минут прозвенел будильник. Сеанс закончился. Экстрасенс перевернул песочные часы. Задул свечу.
- Одевайтесь. Простынку положите в шкафчик. Жду вас завтра.

Я, слегка пошатываясь, вышел в приемную.
- Ну что? - дочь бросилась ко мне. - Как ты себя чувствуешь?
- Как ангел, спустившийся на землю.
- Папа! - дочь обняла меня.
Я осторожно отодвинулся.
- Не надо, милая. Я весь еще в космических лучах…
Дочь аккуратно уложила в шкафчик простыню, взяла меня под локоть, и мы медленно направились к двери.
- Адони, слиха! - проснулся Моисей.- Вы забыли оплатить визит…

Мы спустились вниз, присели на скамейку. Когда я чуточку пришел в себя, побрели к автобусу. Всю дорогу я молчал. Дочь старалась не докучать мне лишними расспросами. Но как только мы вошли в квартиру, я поклялся дочери, что к японцу Шварцу больше не пойду. Даже под расстрелом.
Я подробно рассказал ей об урологической молитве, об излучающей тепло свече, о космических лучах, о схеме московского метро по соседству с рисунком аденомы.
- Не торопись, - умоляла меня дочь. - Не делай поспешных выводов. Шварц, конечно, шарлатан, не спорю. Ну, а если?.. Вдруг?.. Может быть, действительно, поможет космос?

Я продолжал визиты к эстрасенсу. Каждый мой визит обходился в кругленькую сумму. Брать шекели у дочери я отказался наотрез. Ей и без меня жилось не сладко. Звонил жене, просил о переводах. Она исправно высылала деньги.

Я ежедневно ложился на топчан, спускал трусы, подставляя ягодицы потокам космических лучей. Шварц исправно заводил будильник, зажигал свечу, читал молитвы. Узнав, что я имею отношение к искусству, прерывал молитвы спорами об абстракционизме, категорически был против "Черного квадрата" художника Малевича.
- Ваш Малевич - великий шарлатан! - убеждал меня профессор, держа рядом с моими ягодицами горящую свечу.
Я молчал. Неизвестно, думал я, кто из вас - великий шарлатан.
К двадцать первому сеансу жена сказала мне по телефону, что деньги кончились…
Я заявил профессору, что визиты прекращаю. Как-никак, Шварц перекачал с меня 21ОО шекелей (в эту сумму не вошли расходы на такси и на автобус).

Назавтра в поликлинике с меня должны были снимать катетер. Я до конца не верил, что, наконец, сброшу тяжкие вериги и, как полноправный гражданин, смогу перешагнуть порог любого туалета и, не стесняясь любопытных взглядов, снять штаны.
Процедура была назначена на 9-45. Нас пригласили в кабинет. Врач был ивритоговорящий, роль переводчицы, как всегда, досталась дочери.
Мне было велено приспустить трусы и лечь на спину. Дочь ушла за ширму.
Я лежал на топчане и с интересом разглядывал аппаратуру, которой был напичкан кабинет. Мигали лампочки, на мониторах плясали непонятные значки, возникали и исчезали кривые линии. Всё пищало, крякало, трещало…
Вдруг возник какой-то громкий звук, похожий на сирену. Врач вскочил и что-то сказал мне иврите. Дочь из за-ширмы перевела:
- Он требует, чтобы ты немедленно поднялся.
Я встал.
И тут врач окаменел. Он стоял по стойке "смирно" и, не отрывая глаз, смотрел на мой катетер.
Так мы и стояли, друг против друга, как часовые перед Мавзолеем.
- Почему он так пристально смотрит на меня? - спросил я дочь. - В чем дело?
Дочь из-за ширмы перевела врачу мой вопрос. Тот что-то ответил ей.
Звук, напоминающий сирену, стих.
- Что он сказал? - пытал я дочь.
- Расскажу, когда мы выйдем…
Врач жестом показал мне на топчан. Процедура снятия катетера заняла не более минуты…

Когда мы вышли, дочь расхохоталась.
Оказалось, что снятие катетера совпало с Днем памяти погибших в войнах за независимость Израиля. Ровно в десять была дана сирена, которую я принял за какой-то непонятный резкий звук.
Ровно в десять вся страна застыла в траурном молчании.
Я, наверняка единственный на весь Израиль, в ту печальную минуту, стоял в приспущенных трусах…
Через неделю я наконец-то улетел в Москву. Вместо сувенира для жены я вёз свою так и не рассосавшуюся, несмотря на молитвы Шварца, аденому.

Бежали дни и месяцы. Все чаще повторялись приступы.
Я решил лететь в Израиль, чтобы раз и навсегда избавиться от своей проклятой аденомы. Всем известно, на каком высоком уровне медицина на Святой Земле.
Я летел к израильским врачам.


Оперировал меня доктор Бениамин Хардак. Операция прошла успешно. У Хардака оказались золотые руки.

Проходят годы. Но часто вижу я один и тот же страшный сон. Я вижу экстрасенса Шварца, в одной руке зажавшего горящую свечу, в другой - мою упрямую, так и не неподдавшуюся урологическим молитвам, аденому…

Вечеринки по утрам

Посвящается Н.П.

Не забуду первый свой приезд в Израиль в гости к дочери. Она уже два года как с двумя детьми обосновалась в Хайфе, а мы с женой продолжали жить в Москве. Было это в начале девяностых. Только-только началась большая алия в Израиль.
Первые два дня я наслаждался общением с детьми, составлял для них культурную программу. Первым делом повел их в зоопарк. По возвращении домой дочь спросила о наших впечатлениях. Для внуков самым ярким впечатлением было посещение фалафельной, для меня - чистильщик вольеров, профессор философии из Новосибирска, а также пьяненький оле хадаш, "отдыхающий" в траве на солнцепеке рядом с обезьянником.
"Отдыхающий" сделался героем зоопарка. Поглазеть на редкий экспонат к обезьяннику сбегались посетители. Перепуганные дети прятались за спинами родителей:
- Ми зэ? Ми зэ? Почему он выполз из вольера? - вопрошали дети.
- Ло йодеа… - отбивались взрослые.
На крики прибежал дежурный. На него посыпались вопросы:
- Откуда этот редкий экспонат? Он что, из Красной книги?
- Нет, - объяснял дежурный. - Он турист из СНГ.
- Он кусается?
- Ло йодеа... В фауне Израиля встречается впервые. Будем изучать…

- Какое счастье, что мы уехали в Израиль, - вздохнула дочь, выслушав мой отчет о зоопарке.

На следующий день я сел на телефон и стал обзванивать знакомых и друзей, нашедших счастье на Земле обетованной.
Первой, кому я позвонил, - Иветте, моей двоюродной сестре. Она уже три года как переехала в Израиль. С сыном, невесткой и пятилетним внуком.
Иветта, роскошная пятидесятилетняя блондинка, вдова с десятилетним стажем, была той самой русской женщиной (наполовину), которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет. Врач-психиатр, когда-то сдуру бросившая театральный институт, низкое контральто, высокий бюст, активная участница тусовок. В глазах - сполохи нерастраченной любви. Хлебосольная хозяйка, у которой в доме всегда "дежурил" сорокоградусный стопарь. Выдумщица и хохотунья. При гостях могла вдруг выскочить из-за стола, сесть за пианино, спеть скабрезную частушку и тут же перейти на баркаролу Шуберта. Меломаны утверждали, что у моей двоюродной сестры сердце Шопена, а руки Гилельса.

…Через сорок пять минут после телефонного звонка я встретился с сестрой. Мы расцеловались. Иветта тут же вызвала своего дружка таксиста Ицика, и тот повез нас в Акко, по соседству с Хайфой, в древний приморский городок. Но не на экскурсию по историческим руинам, а в уютный ресторанчик "Дольфин", в двух шагах от моря.
- Между прочим, - с гордостью заметила сестра, - здесь был Александр Македонский.
- Да ты что? В ресторане "Дольфин"?
- Вот именно, - ответила Иветта. - Вон за тем крайним столиком под пальмой.
Сейчас за этим столиком расположилась шумная компания олим и глушила украинскую горилку, закусывая салатом оливье, винегретом и шашлыками из кошерной "оды" (на Святой земле "ода" - не хвалебное стихотворение, а еврейская индейка).
Мы заняли места за столиком неподалеку от эстрады.
- Ну, как ты? Что ты здесь? Рассказывай! - спросил я Вету сразу после первой рюмки.
Сестра смутилась, скомкала салфетку.
- Даже и не знаю, как начать…
- У тебя очередной роман? - пришел я ей на помощь.
Иветта покосилась на дружка-таксиста.
- Ты не можешь говорить при Ицике? - догадался я.
- Ну, что ты? - Иветта засмеялась и потрепала Ицика по его седеющей курчавой голове. - Он йеменский еврей и по-русски - ни бельмеса. Говорит только на иврите.
- Кен-кен, нахон, - закивал таксист и одарил сестру своей восточной обворожительной улыбкой.
Иветта помолчала, отпила глоток шампанского и, наконец, решилась.
- Дорогой мой брат… - высокопарно начала сестра. - Сказать, что у меня роман, это все равно, что о Ромео и Джульетте сказать, что у них была любовная интрижка…
Иветта опустила взгляд, обняла фужер ладонями.
- Ты не представляешь, что значит для меня Семен. Таких, как он, я никогда, слышишь, - никогда! - уже не встречу. Ни в России, ни на всей Земле обетованной. Я знаю, что говорю. Сенька для меня… - она запнулась. - Это Песня Песней Соломоновых… Да-да, не смейся!
- Я и не думаю смеяться, - успокоил я сестру. - Скажи, Семен - оле?
Дрожащею рукой она отодвинула фужер, расплескав шампанское на скатерть.
Я схватился за солонку, чтобы, как меня учила мама, пятно присыпать солью.
Иветта перехватила мою руку. Ее ладонь была влажной и горячей.
- Ну, как ты можешь?.. Нет, ты действительно законченный прагматик.
Компания олим запела: "Огней так много золотых на улицах Саратова, парней так много холостых, а я люблю женатого"…
- Не обращай внимания, - сказала Вета. - Олимы… Что с них взять? Им только что и остается - петь…
- А кстати… Семен, он холостой или женатый?
Сестра горько улыбнулась:
- То-то и оно, что женатый…
- Расскажи о нем подробней…
- Сеня - бывший киевлянин, инженер по холодильным установкам, - начала сестра. - Но таких специалистов здесь больше, чем зубных врачей. Дежурит на автостоянке при больнице "Рамбам"… Страстный книголюб. Знает наизусть Ахматову и Мандельштама, читает в подлиннике Байрона…
Иветта замолчала. И теперь надолго. Потом задумчиво произнесла:
- Налей мне лучше водки. Я хочу быть пьяной…
Но как только я взялся за бутылку, она порывисто поднялась из-за стола:
- К черту водку! Едем к Сеньке! Немедленно! Сейчас же! Я должна вас познакомить!
- Ветка, дорогая, уже второй час ночи. Что подумает жена Семена?
- Бэлла уже давно спит.
- Но ведь она проснется. Устроит сцену. Давай до завтра подождем.
- Ни за что! Сейчас. Немедленно. Хочу увидеть Сеньку! У него ночная смена.
- А что делать с Ициком?
- Он нас и отвезет.
- А не боишься, что он тебя придушит, как Отелло Дездемонну? Он ведь йеменец. А йеменцы - народ ревнивый.
- Успокойся. Во-первых, Ицик у меня почти ручной. Во-вторых, я ему сказала, что Семен приходится моей невестке дядей. И вообще, Ицик и Семен - закадычные хаверы. Поднимайся, едем!
Как только Ицику сказали, что мы отправляемся к Семену, он просиял и что-то быстро затараторил на иврите.
- Что он сказал? - спросил я Ветку.
Та смутилась:
- Он сказал, что он Семену брат.
- Ну, брат-не брат, - подначил я сестру, - но родственник в определенном смысле - это точно…

Через тридцать минут мы были у Семена.
Он сидел в фанерной будке. На тумбочке, служившей письменным столом, лежал раскрытый том Шекспира на английском языке, тетрадь в клеенчатой обложке, в жестяной банке из-под пива "Туборг" торчал пучок отточенных карандашей. Над тумбочкой свисала лампочка.
Рядом с шекспировским оригиналом лежал сборник шекспировских сонетов в переводах Маршака, вдоль и поперек исчерканный карандашом Семена.
Увидев Вету, Семен никоим образом не удивился ее столь позднему приезду. Обняв ее и чмокнув в щеку, он произнес:
- Веточка, я никогда не думал, что в переводах Маршака так много грубых идиоматических просчетов.
- К черту Маршака! - крикнула Иветта. - Ты посмотри, кого я привезла!
Только сейчас Семен заметил, что за спиной у Нины маячили йеменский таксист и я.
Расцеловавшись с Ициком, он спросил меня:
- Где-то я уже вас видел. Это вас привозили к урологу Хардаку? Я не обознался?
- Сеня! - Иветта рассердилась. - Ну, при чем здесь урология?! Это Алик из Москвы.
- Тот самый? Твой кузен? Декан из ВГИКа?
- Он самый.
- Очень рад с вами познакомиться! Мне о вас Иветта столько говорила... - Семен засуетился. - Извините, господа, что вас негде посадить. Общаться будем стоя. - Он достал из тумбочки китайский термос. - Вот, привез из Киева. Купил еще при большевиках. Что будем пить? Чай, кофе с коньяком?
- Кофе я не пью, а от коньяка не откажусь, - признался я.
- Наш человек! - воскликнул Сеня. - Именно таким я вас и представлял.
После первой рюмки я перешел с хозяином на "ты". Семен, несмотря на его претензии к идиомам Маршака, оказался простым, душевным мужиком. Он забросал меня вопросами:
- Что слышно в Москве? Какие новости на книжном рынке?
- Книжные развалы ломятся. На днях появился хит сезона - "Переписка Лукреция с Гомером"...
Семен мою шутку поддержал:
- Чужие письма не читаю. Лучше скажи, это правда, что Сергей Довлатов избил Александра Солженицына?
Не успел я ответить, как на меня посыпались новые вопросы:
- Когда выходит сборник Дины Рубиной? Почему в Москве глушат РЭКУ?
Вопрос о РЭКЕ окончательно сразил меня. Честно говоря, о РЭКЕ, вещающей в Израиле на русском языке, я впервые слышал.
- Ну, как же… - Семен обиделся. - В Москве не знают РЭКУ?! На ней сама Ирина Бабич выступает…
- Ирину Бабич помню хорошо по ее статьям в "Известиях", а вот РЭКУ, извини, не знаю… Вернусь в Москву, пошарю по эфиру.

Через полчаса на автостоянку приехал на велосипеде сменщик. Молчаливый, грузный, с астматической одышкой человек. Смуглостью - типичный марокканец. Сандалии на босу ногу, шорты, оранжевая бейсболка с гербом Полтавы. Назвался Яшей. В руках - тяжелый, набитый доверху полиэтиленовый пакет, опять-таки с полтавским гербом.
- Неужели тоже книги? - подумал я. - Не автостоянка, а читальный зал какой-то…
Яша деловито начал разгружать пакет. На тумбочке появились помидоры, огурцы, редиска, батон сырокопченой колбасы, упаковка пит, бутылка молока… Казалось, он пришел сюда надолго.
- Хаг самеах, - пожелал ему Семен.
- До побачення, - ответил сменщик.
- С чего ты поздравляешь Яшу с праздником? - спросила у Семена Вета.
- Для него дежурство - это праздник. Дома у него - жена, четверо детей, старики пенсионеры и две собаки. На днях приедет брат с семьей на ПМЖ. Тоже остановятся у них, пока жилье не снимут.

Оставив будку, Семен повеселел и с пафосом воскликнул:
- Да здравствует свобода! До семи пятнадцати утра я ваш!
- Почему до семи пятнадцати? - не понял я.
Иветта фыркнула:
- Ну, как же! В семь пятнадцать отбывает на работу Беллочка. Образцовый муж обязан проводить ее…
- Веточка, родная… - Семен привлек ее к себе, но, перехватив недобрый взгляд таксиста Ицика, тут же отпустил. - Мы, ведь кажется, обо всем с тобой договорились. После Суккота я с Беллой развожусь. И ты об этом знаешь.
- Я-то знаю, но знает ли она?
Семен смутился.
- Веточка… Не заставляй меня возвращаться к этой трудной, деликатной теме. Постесняйся своего двоюродного брата.
- Брата я уже ввела в курс дела. Александр - взрослый человек, - усмехнулась Вета. - Объяснять ему не надо.
Дело в том, что сейчас была затронута действительно весьма интимная подробность в их любовных отношениях. Пока мы находились в ресторане "Дольфин", сестра успела рассказать мне, что Семен свозил ее на могилу матери и там поклялся, что уже два года, как не спит с женой. С того самого момента, как встретил Вету. Ночует не в супружеской постели, а в гостиной на диване.

В ту ночь, а до семи утра оставалось еще целых пять часов, мы пошли на море.
- Я должна немедленно принять морскую ванну! - заявила Вета.
На пляже сестра сбросила с себя одежду и помчалась в воду. Ицик и Семен - наперегонки за ней.
Седые гребни волн… Мерцающие звезды… Ломоть лунной дыни, зависший в небе… И выкрики трех любящих сердец, доносящиеся из морской пучины…
Сам я воду не полез. Остался сторожить одежду. Мало ли что… Хотя пляж был совершенно пуст.
- Прагматик! Тебе чужда романтика ночных купаний! - кричала мне сестра.
Так кричат над морем чайки…

Бежали дни. Мы с Семеном настолько побратались, что я не представлял себе, как через неделю буду улетать в Москву. Печалило одно: встретиться по-настоящему, как говорят "на всю катушку", нам так и не пришлось. Встречи наши проходили урывками, в суете семейных дел.
Дочь с утра до вечера пропадала на работе, и я был полностью привязан к внукам: к восьми утра отводил их в детский сад, в 13:30 забирал, умывал, кормил, менял футболки и отправлялся с ними на прогулку.
Внук Иветты тоже целиком висел на бабушке. У сестры были те же заморочки, что и у меня. Тот же детский сад, принудительные ежечасные кормежки, чтение стишков, разучивание песенок, живые пирамиды и другие детские забавы. Коронным номером сестры были "ласточка", шпагат и кувырок через себя.
Семен, как белка в колесе, "кувыркался" на автостоянке: скользящий график утренних, вечерних и ночных дежурств. Кроме того - рынок, походы в супермаркет, посещения дантиста (Семен менял верхние и нижние мосты). Для Иветты - ежедневные цветы, французские духи, косметика…

И вот, накануне моего отъезда, звонит сестра и кричит мне в трубку:
- Есть идея! В честь твоего отъезда устраиваем эксклюзивную тусовку. Я, ты и Сенька.
- А Ицик?
- Ицик на три дня уехал в Тель-Авив. К племяннику на свадьбу. Что очень кстати.
- А где мы соберемся?
- Встреча у Семёна. У него просторная квартира и мазган.
- А как же дети? Мы собираемся с детьми?
- Какие дети?! - закричала Вета. - У нас не детский праздник, а вечеринка.
- И все - таки, куда мы сплавим внуков?
- Внуки, как всегда, в саду. Семен встречает нас в полной боевой готовности.
- А как же Белла?
- Какой ты все-таки зануда! - вспыхнула сестра. - Слушай и запоминай. План такой: Бэлла в семь сорок пять садится в свой "Пежо" и уезжает на работу. В восемь десять мы заваливаемся к Сеньке. Пьем шампанское, беседуем, танцуем. В двенадцать тридцать дружно разбегаемся. Мы - за внуками, Семен - на автостоянку. Решайся, брат…
Вечеринка утром… Я растерялся. Кому расскажешь - не поверит.
- Итак, - подытожила сестра, - Завтра ровно в восемь ты стоишь на тротуаре. Надень синюю сорочку, она тебе идет. Я подъезжаю на такси, и мы мчимся на Кремье. Стол уже будет накрыт. Напитки и закуску Семен заранее припрятал у соседей.

Дочь подозрительно спросила:
- Куда ты собираешься в такую рань?
- Деловая встреча. Расскажу потом.

На следующее утро в восемь я стоял на тротуаре, нервно глядя на часы. Дочь и внуки наблюдали из окна. Я отвернулся, сделав вид, что их не вижу. В восемь десять подъехало такси. Раскрылась дверца, и рука сестры втащила меня на заднее сиденье.
- Садись, поехали. Выбиваемся из графика.
- Куда торопитесь? - спросил таксист.
- На вечеринку, - ответил я.
Водитель засмеялся:
- Люблю еврейский юмор!

В восемь двадцать пять мы позвонили в дверь к Семену. Хозяин дома был при параде. Свежая рубашка, галстук, выходные брюки.
Мы прошли в гостиную. Стол был уже накрыт. Мазган включен
- Располагайтесь! - пригласил к столу Семен.
На белоснежной скатерти - запотевшая бутылка "Финской", шампанское, зернистая икра, балык…
- Бэлла уехала? - спросила Вета.
- В восемь одиннадцать, - отрапортовал Семен.
- Прекрасно, - сестра расслаблено уселась в кожаное кресло. Я - рядом. Оглядел гостиную, уставленную книгами и хрусталем.
- Красиво жить не запретишь, - произнесла сестра, и вдруг взгляд ее остановился на диване.
- Ма зэ?
По всему дивану в картинном беспорядке было разбросано постельное белье.
Семен наигранно засуетился:
- Ты ведь знаешь, что я сплю в гостиной, отдельно от жены...
- Да знаю-знаю, слышала… Ты говоришь об этом в сто двадцатый раз. Но, между прочим, к нашему приходу мог бы и убрать.
- Прости, родная… Торопился, не успел.
- Ладно, уберешь потом. - Вета посмотрела на часы. - Разливай шампанское.
Семен разлил шампанское, торжественно поднялся, поправил галстук и начал тост. Здравица в честь моей персоны была исполнена в стихах.

И вдруг мы услышали, как в двери поворачивается ключ. Мы замерли.
- Сёмчик, не пугайся, это я, - раздался женский голос из прихожей.
- Кто это?! - спросила Вета.
- Если я не ошибаюсь, это Бэлла… - беззвучно произнес Семен.
Я никогда еще не видел, как у человека подгибаются колени. Семен одним глотком осушил фужер и стал заталкивать его в карман.
- Представляешь, какая я дуреха? Забыла документы на трюмо. Пришлось вернуться, - ворковала Бэлла из прихожей. - Спишь еще? Ты так сладко спал, что даже не почувствовал, как я тебя поцеловала…
В дверях гостиной появилась Бэлла. Увидела накрытый стол, мужа посреди гостиной и нас с сестрой, застывших, как два соляных столба.
- Что всё это значит?! - спросила Бэлла.
- Бэллочка… - выдавил Семен. - Ты только не волнуйся. Эти люди - из Москвы. Мы устроили дружеский фуршет.
- В восемь утра? Фуршет?!
Вдруг на диване Белла увидела разбросанные простыню, одеяло и подушку.
- Зачем ты притащил из спальни постельное белье?
…Мы с сестрой поднялись и тихонько покинули квартиру.

Назавтра я был уже в Москве.
Из Хайфы позвонила плачущая Вета и сказала, что с Семеном все кончено. И навсегда.
Чем я мог ее утешить?.. Вот тебе и Песнь Песней, - подумал я.
- Умоляю, не молчи! - кричала в трубку моя несчастная сестра.
И я сказал. Словами Сатина из пьесы Горького "На дне":
- Дурак твой Сёмка. Какую песню загубил!
А что я мог еще сказать?..

Вернуться на главную страницу


Хочу справедливости!

Груня ШЛИ-МАЗЛ


Нас нельзя одолеть-
Всем мы счастье несём.
Хоть и трудно нас любить,
Сколько пользы мы даём!
Автор - я сама.

Послушайте меня уже не в первый раз!
Что вышло наружу - само обратно не пойдёт. Давно я вам не писала, и уже тягу испытываю. Да и есть, на что. Главное, что я поняла: всем нам надо объединиться вокруг большого дела, всем же нам полезного. Не в "друзьях" счастье - им выпивки поставь и чирикни - они хоть тебе в дом, хоть в костёл, хоть в синагогу набегут. Дело в том, чтобы мы объединились в своей справедливейшей борьбе не за какое - то там равенство с местными - тоже мне невидаль, а за законные и справедливые, по нашему общему мнению, преимущества. Счастье в нашем единстве!
Сердце моё истосковалось, особенно за последние три года и более, по справедливости к нам, эвакуировавшимся кто в Германию, кто в Америку, а кто и в Израиль. Как к нам относятся!? Как к людям третьего сорта, а у меня на овощебазе в Киеве даже совсем сгнивший картофель шёл за второй сорт. Не говоря уже об людях.
А мы ведь для чего приехали? Чтобы в первую очередь им, местным, жить стало лучше. Ведь какая это жизнь - без сострадания к ближнему и помощи ему же? Не всё же местнякам кобелей выгуливать! Без заботы о ближнем нет человека, и мы готовы все как один стать ближними. А места хватит - ну, разве что они сами потеснятся чуток. Это не беда! Ведь другого общекультурного дела у них здесь нет. Так и останутся иначе нелюдями.

Мы их и в войне спасли - это абсолютный факт! Без наших отцов и матерей жили бы все они до сегодняшнего дня под Евой Браун - Гитлер бы всё равно по возрасту подох. Но это наши предки сделали. А мы сами развалили Советский Союз фактически им в усладу, притом сделали это не какие-то там диссиденты и узники - шмузники, а такие, как я - своей работой по вырастанию капитализма внутри социализма. А они тебя, т.е. меня за человека не считают.
И что я от них за всё получаю, а? Несчастные триста евро! На это проживёшь так, чтобы не было стыдно за прожитые годы. Я не о себе говорю - привезла в эвакуацию столько, что этой Меркелихе на её съёмной квартире с мужем - местным профессоришкой - вместе не снилось. Но каково другим, пусть и менее меня заслуженным? Правда, они дают здесь квартирёнку - легко переплюнуть по размеру, и ни продай, ни сдай кому-либо - ровно, как при социалистическом коммунизме. Есть и медпомощь, но ни поговорить с врачом по душам и про соседей, ни пролезть куда-нибудь инициативно - всё по ихней очереди, по ихней, для нас не годной, справедливости.
За эти триста евро они тебя вдоль и поперёк проверяют: не то, что лимузин, даже паршивенький Мерседес - "ферботтен, фрау", пенсию мою с Украины - нельзя, допрашивают -"Мадам, сколько пенсии ви получайт там?". Узнают - вычтут из пособия, притом проверяет тебя какая-то серая мышка, которую ты ни в жизнь даже в подсобницы на моей овощебазе не взяла бы.
"А какое твоё собачье дело? Сколько есть - у твоей Меркилехи не будет! А мне моё отдай, поняла?" - говорю я внутри себя.

Сейчас ширится и растёт по всему миру фронт борьбы эвакуировавшихся из Советского Союза за свои права, заслуженные трудовыми мозолями на руках, ногах и голове. Этот фронт есть и в ненавистной Германии, неродном и отсталом ото всей Голландии и Норвегии Израиле, и просто так отвратительной и презираемой по некультурности и отсутствию духа коллектива (все разобщены на штуки!) Америке. Нам нужна хорошая плата за страх переезда и всё компенсирующая, даже большая, чем у них, пенсия, при том пораньше.
Мало нас ценят и ещё меньше дают. Чуть скажешь им правду про свои заслуги - "Ви здесь не работайт и пенсион не заслужит!" Ложь эта наглая. Мы им принесли культуру, умение своё создавать, что нужно, в тяжелейших условиях, и чуть что делаем, так с учётом общего высокого образования и культуры гораздо лучше, чем они, при том им же на пользу. Они до нас во всём не доросли.
Действительно, балета у них своего нет, а, как приметил ещё наш Хрущёв, одно бесстыдное показывание стыдных, и у них вовсе некрасивых, мест. А музыка? Есть у них гении вроде Макса Фадеева, сгромоздившего "Муси-пуси" или "Джагу-джагу", не говоря про прошлых Чайковского и Матусовского? Ответ один - всего такого у них нет и никогда не будет. Это мы тоже им принесли фактически задарма, если считать от доли их дохода. Про литературу просто не говорю - все слова у ихних писателей не народные, и без словаря непонимаемые. А скольким они нам за мат обязаны - Толстому не описать.
Мы приехали, привезя самое дорогое (о вещах не говорю) - умение "как", и понимание "где", основанные на почти поголовно высшем образовании, которого здесь - такого - просто нет. Вот, возьмите меня, но не прямо, конечно. У меня знание и опыт, и мне не на пособии сидеть, а горы воротить. А они мне: "Ви специальность нет!". Я им про Базу, а они этого понять не могут. "А, это грундлаген?" Для них база - это "шпек унд швайн". А дай мне в Германии Базу, так и фрау Меркелихе хватило бы при правильном поведении - одевалась бы как человек, а не как сейчас.
Каждый из нас на своём месте ему, "передовому Западу", посильно помогал: я овощи гноила, Проня танки делал, свояк Прони при египетской армии служил. А мой бывший Шли-Мазл временно сменил свою национальность на коренную и устроился на завод, производивший военные самолёты. О себе из скромности умолчу, но остальные из вышеупомянутых спасали Запад и должны помимо спасиба получать должное обеспечение, причём в сильно повышенном размере. Если вы сами, читатели, не поняли почему, то скажу: без их усилий фиг бы "благодетели" наши победили и возрождающийся Восток и выиграли бы в холодной войне. Если б не Проня и такие, как он - никакой ихний Шарон сотни танков египетских почти без потерь не сжёг бы, если б свояк со всей своей группой не заснул с перебору - никакой переправы Шарону в тыл Египта не найти, и на месте проамериканского Израиля давно была бы Советская социалистическая республика Палестина (без шли-мазлов всяких, которые, наконец, убрались бы в свой Биробиджан). А выиграли бы они, наши "благодетели" хоть один настоящий воздушный бой, если б не ладно склёпывал самолёты поголовно грамотный коллектив, где горел на работе мой бывший Шли-Мазл?
Во сколько здешние от нас получили, не говоря уже об общей культуре и интеллигентности, которой у них просто нет. Языков они не учат. Куда ни пойдёшь, везде "Шпрехен зи дойч?" На хрен он мне, а вот нормально, по-русски говорить они почти никто не в состоянии. А могли бы и в Германии, и в Израиле, и в США в ознаменование нашего вклада во всё выучить русский, язык Ленина, Сталина и Дзержинского, как называл его мой шофёр Шмуля Гнуль. Могли бы и государственным его сделать, пусть хоть сначала в Израиле, для примера. Об этом тамошний депутат, вроде бы мадам Ландсверх, точно не помню, ужасно настрадалась, говорят люди. Одним словом, столько мы для здешних потеряли, но главное - Родину, которую нигде не приобрести новую, а материальное и моральное спасибо - где оно?
Поэтому решила я всю ситуацию, более не терпимую никак, сменить на корню. Я сама возглавлю движение соотечественников, которое объединит спасителей "цивилизации", униженных до положения у неё просителей. Пора делу придать размах, который возможен только от меня, а не от неумёх-самозванцев вроде Квинта. Вообще, они откудова, эти квинты? Чем они себя проявили в борьбе, где "за" и "против" смешиваются так, что никто, кроме меня, их не раздерёт? Но советы мне нужны, поскольку даже в навозной куче можно найти жемчужное зерно, если к делу подойти с моим умом.
Отныне прошу всем серьёзно подумать, и свои предложения высылать Проне, который всё обобщит, доложит мне и созданное передаст своему свояку, что живёт сейчас в деревне, поделённой так, что она аккурат на границе России и Украины оказалась. А потому свояк Пронин будет нашим связным представителем в Москве, в Кремле, и в Киеве, на Майдане. Шли-Мазла мы оставим без задач: рождённый кошеровать - побеждать не может. За работу, бывшие товарищи, не ставшие господами. То, что мы назовём победой, всегда будет за нами.
Спасибо огромное за выслушивание правды и надежд, как и за помощь, которая от вас придёт. Лучше наличными, чтоб пособие пока не урезали, ваш единственный вождь и надежда Груня. Проня во всём со мной согласен, если что.

Лохдорф, Германия

Вернуться на главную страницу


Знаем ли мы наших детей?


Что такое любовь? Этот вопрос группа американских исследователей задала детям в возрасте от 4 до 8 лет. Ответы оказались намного более глубокими, чем кто-либо из взрослых вообще мог себе представить...


Когда моя бабушка заболела артритом, она больше не могла нагибаться и красить ногти на ногах. И мой дедушка постоянно делал это для нее, даже тогда, когда у него самого руки заболели артритом. Это любовь.

Ребекка, 6 лет

Если кто-то любит тебя, он по-особенному произносит твое имя. И ты знаешь, что твое имя находится в безопасности, когда оно в его рту.

Билли, 4 года

Любовь - это когда ты идешь куда-то поесть и отдаешь кому-нибудь большую часть своей жареной картошки, не заставляя его давать тебе что-то взамен.

Крисси, 6 лет

Любовь - это то, что заставляет тебя улыбаться, когда ты устал.

Терри, 4 года

Любовь - это когда моя мама делает кофе папе, и отхлебывает глоток перед тем, как отдать ему чашку, чтобы убедиться, что он вкусный.

Дэнни, 7 лет

Любовь - это когда ты говоришь мальчику, что тебе нравится его рубашка, и он носит ее потом каждый день.

Ноэль, 7 лет

Любовь - это когда твой щенок лижет тебе лицо даже после того, как ты оставила его в одиночестве на весь день.

Мэри-Энн, 4 года

Когда ты любишь кого-нибудь, твои ресницы все время взлетают и опускаются, вверх-вниз, а из-под них сыплются звездочки.

Карен, 7 лет

Любовь - это когда мама видит папу в туалете и не думает, что это противно.

Марк, 6 лет

Если ты не любишь, ты ни в коем случае не должен говорить "я люблю тебя". Но если любишь, то должен говорить это постоянно. Люди забывают.

Джессика, 8 лет

Ну, и наконец - автор Лео Баскаглиа однажды объяснил смысл этого опроса. Целью его было найти самого заботливого ребенка. Так вот, победителем стал четырехлетний малыш, чей старенький сосед недавно потерял жену. Увидев, что мужчина плачет, ребенок зашел к нему во двор, залез к нему на колени и просто сидел там. Когда его мама спросила, что же такого он сказал соседу, мальчик ответил: "Ничего. Я просто помог ему плакать".

Люблю "приколы"
Губермана!

Скажу вам честно, без обмана:
Люблю "приколы" Губермана.
Ведь автор их, презрев скандальность,
Постиг еврейскую ментальность
И шутит над своим народом,
Изобразив его уродом.
Новатор он - в литературе,
Поэт - в любой миниатюре,
А в каждом "гарике" - психолог,
И в чем-то - даже гинеколог.
Умеет он в душе копаться,
Над всеми нами изголяться.
Его стихи полны сарказма,
Доводят женщин до оргазма,
Они ехидны, и к тому же
Всплывает юмор в них наружу.
Когда их все подряд читаешь,
То моментально засыпаешь.
…Но если их читать поштучно,
То никогда не будет скучно!

Александр ПИЩАНОК, Нью-Йорк
KONASHIP@NETSCAPE.COM

Вернуться на главную страницу


Правда жизни

Однажды дровосек рубил дерево над речкой и уронил в нее топоp.
Он заплакал от гоpя, но тут ему явился Господь и спpосил:
- Что ты плачешь?
- Как же мне не плакать, ведь я уpонил в pечку топоp и не смогу
больше зарабатывать на пропитание моей семье.
Тогда Господь достал из pечки золотой топоp и спpосил:
- Это твой топоp?
- Hет, не мой, - ответил дpовосек.
Господь достал из pечки сеpебpяный топоp и спpосил:
- Может, это твой топоp?
- Hет, и это не мой, - отвечал дpовосек.
Наконец, Господь достал из pечки железный топоp.
- Да, это мой топоp, - обpадовался дpовосек.
- Я вижу, ты честный человек, и соблюдаешь мои заповеди, - сказал
Господь. - Возьми же себе в награду все три топоpа.
Стал дровосек жить-поживать в достатке, но тут, к несчастью, в pечку
упала его жена.
Он снова горько заплакал.
И снова ему явился Господь и спpосил:
- Что плачешь?
- Как же мне не плакать, ведь в pечку упала моя жена!
Тогда Господь достал из pечки Дженнифеp Лопес и спpосил:
- Это твоя жена?
- Да, это моя жена, - pадостно ответил дpовосек.
Господь pассеpдился:
- Ты солгал мне, как же так?
- Видишь ли, о Господи, - ответил дpовосек, - тут вышло небольшое
недоpазумение. Ответил бы я, что это не моя жена, ты тогда достал бы
из речки Кэтpин Зету-Джонс, а я бы снова сказал, что она не моя жена.
Тогда ты достал бы мою жену, и я бы сказал, что вот она и есть моя
супpуга. Ты бы отдал мне всех тpоих, и что я бы стал с ними делать? Я
бы не смог их всех пpокоpмить, и мы все четвеpо были бы очень
несчастны...

Мораль:
Когда мужчины лгут, они делают это достойно и ко всеобщей пользе.

Прислал Захар ГЕЛЬМАН, Реховот,Израиль


МИШУТКИ

Михаил ЭДИДОВИЧ,
Юрмала, Латвия

Копья в спорах давно не ломаю,
на орала пустил я мечи.
Узнаю тебя, Русь! Принимаю!
И приветствую ... звоном мочи!
Постсоветская натура,
уходящая фактура
из страны с приставкой экс,
где не знали слова "секс".
Россию ты чем хошь измерь,
в поступках не постигнешь смысла, -
мужик пробил в бетоне дверь,
шагнул в нее, нога зависла…

Фотоприколы с сайта www.megasait.ru

Вернуться на главную страницу


Игорь Губерман:
Я веду образ жизни девочки по вызову

На пороге своего 70-летия Игорь Миронович Губерман, или просто Гарик, по-прежнему не засиживается дома, а ведет бурную творческую жизнь, выпуская книжку за книжкой и гастролируя по всему свету. Недавно в рамках проекта "Культурная среда" он нанес визит в свой любимый Питер, где на его концерте был переаншлаг, но Гарик звезду из себя не изображал и на свое выступление к ДК имени Газа добрался из гостиницы "Октябрьская" на метро. А со сцены с неподражаемым юмором сыпал матерными словечками

- Интересно, ваши дети и внуки так же запросто выражаются?
- Нет, вслух никто не ругается, да и зачем - ведь они общаются на иврите. Правда, помню, когда дочке было года четыре, она, невольно послушав папины телефонные разговоры, однажды на прогулке сказала маме: "Ой, смотри, по улице какой-то мудак идет!" Моя жена попыталась уточнить, что это слово означает. И дочка с ходу ответила: "Ну, такой занудливый человек".
- Как тут не вспомнить ваше знаменитое четверостишие: "Я нелеп, недалек, бестолков да еще полыхаю, как пламя. Если выстроить всех мудаков, мне б, конечно, доверили знамя!"
- Мне кажется, употребление неформальной лексики - дело личное и зависит от характера и натуры человека. Я знаю преподавателей литературы и русского языка, которые таким изощренным матом кроют дома и в трамвае, что даже у меня волосы дыбом встают.
- И все-таки, согласитесь, что мы всеми силами стараемся оттянуть момент знакомства детей с великим и могучим русским матом…
- Да не бойтесь за них! Наши дети и внуки просто обречены на абсолютно полное знание великого русского языка. Потому что русский язык проникает в них не через какого-то уличного хулигана и сквернослова, а в буквальном и переносном смысле - из воздуха.
У меня в Бостоне есть знакомая семья, кстати, выходцы из Питера. Там всем руководит бабушка, этакая филологиня с красным дипломом университета. Бабушка целиком посвятила себя воспитанию внука. Он приехал в Америку в возрасте одного года, но отлично говорит на русском. Как-то он с бабушкой вышел на улицу в страшный гололед и говорит ей: "Бабушка, на улице скользко. Дай, пожалуйста, руку. Иначе ты можешь нае…уться". Бабушка была в шоке.
- Почему так прилипает к людям мат?
- Полнота выражения, батенька! Вы не пробовали?
- Пробовал и буду пробовать, но не со сцены же…
- Неформальная лексика, на мой взгляд, такая же естественная часть великого и могучего русского языка, как и другие его части. Да, она встречается в моих стишках. И что из того? До сих пор помню первые годы моих выступлений: безумные глаза у слушателей, покраснение кожи лица, возмущенные звонки. Но я всем и всегда напоминаю слова великого знатока русского языка замечательного писателя Юрия Карловича Олеши, который сказал, что видел в жизни много смешного, но никогда не встречал ничего смешнее, чем написанное печатными буквами слово, обозначающее часть тела ниже спины. При виде этого слова светлели лица даже у пожилых преподавателей марксистско-ленинской этики.
Году в девяностом я поехал в первую свою гастроль по Америке, и меня там познакомили с замечательными словами великого русского юриста и языковеда Бодуэна де Куртенэ: "Попа не менее красивое слово, чем генерал. Все зависит от употребления!"
Да и вообще наше ухо, привыкшее к невероятной пластичности русского языка, с наслаждением ловит любую возможность непривычного поворота слова, понятия.
- В Питере вы показали программу "Гарики на каждый день, или Пособие для беззаботных". А кто такие, на ваш взгляд, эти самые "беззаботные"?
- Настоящие беззаботные - это те, кто видят и знают трудности, но делают вид, что не замечают их.
- Российское ТВ нынче переполнено пошлыми юмористическими программами, с канала на канал кочуют одни и те же убогие персонажи. Почему вас так редко приглашают на ТВ? Отпугивает ненормативная лексика?
- Я могу быть разным. По НТВ в свое время прошел обо мне фильм в семи частях, по полчаса каждая. Почему не приглашают? Я вообще-то веду образ жизни девушки по вызову. Сам не напрашиваюсь. Когда меня зовут, то приезжаю, выполняю свои функции, получаю гонорар и говорю: "Звоните!" Сейчас мне действительно редко звонят с ТВ. Чему я, кстати, только рад. Потому что ничего пакостнее, чем сегодняшние телевизионные российские каналы, я, пожалуй, не знаю. Кроме канала "Культура", естественно. Я говорю о новостных каналах и об аналитических, лучшие из которых просто прекратились или превратились в образцы униженности и непрофессионализма.
- Ну а как вам российский телеюмор?
- Коллег не браню. И вы не заставите меня ни о ком говорить плохо!
- Скажите тогда что-нибудь хорошее!
- Мне очень нравится в иудаизме (это, кстати, есть и в православии, только в более завуалированной форме) запрет на то, чтобы говорить о ком-то плохо. Верующие евреи не говорят ни о ком плохо. Но при этом они искренне полагают, что Господь Бог все слышит и знает.
- А почему бы вам не сделать свой ТВ-проект?
- В Израиле был такой опыт. Мы вели регулярную программу "На троих" с художником Сашей Окунем. Но в России свои герои юмора.
- Какие российские ТВ-каналы ловятся в Израиле?
- Практически все. К сожалению.
- В этом году вам исполнится 70. Юбилей будет отмечен с размахом?
- Мне теперь не привыкать к юбилеям. Год назад был сразу тройной: 25 лет как посадили, 20 - как выпустили (в советские времена Гарик по обвинению в незаконной перепродаже икон был приговорен к пяти годам заключения. - Прим. авт.) и 15 - на сцене. В тот юбилейный год, помнится, я выступал в Одессе, гулял как-то по Дерибасовской, где меня остановил невысокий лысоватый мужчина: "Я извиняюсь, вы Губерман или просто гуляете?"
В этот раз соберу своих друзей, как всегда, у нас дома, ну и напьемся. Больше ничего не будем делать, только пить и закусывать.
- И что вы пьете?
- Я пью виски, друзья - водку.
- Русскую? Ностальгическую?
- Всякую. У нас в супермаркете российских водок марок тридцать, но есть и местные. Хоть ностальгируй, хоть просто напейся.
- Вы часто говорите о том, что вполне счастливы в семейной жизни. Расскажите о вашей семье.
- Жена - домохозяйка. Сын - программист, дочка - воспитательница в детском саду. Внучкам - 15, 8 и 4 года, внуку - 7. Простите, если немножко путаюсь в их возрасте, но ошибаюсь не больше, чем на год-два.
- Нынче многие наши писатели возвращаются в Россию из эмиграции. Это превратилось в добрую традицию. У вас подобных поползновений не возникало?
- О чем вы, батенька! Неужели я выгляжу идиотом? Да, я очень люблю Россию, очень за нее болею. Но я уже гражданин другой страны…


Михаил АНТОНОВ, "Смена", СпБ


Гарики юбилейные

Нет, человек принадлежит
не государству и не службе,
а только тем, с кем он лежит
и рюмкой делится по дружбе.

Поближе если присмотреться,
у воспаленных патриотов
от жара искреннего сердца
бывают лица идиотов.

Мы из любых конфигураций
умеем голос подавать,
мы можем стоя пресмыкаться
и на коленях бунтовать.

Когда вокруг пируют хищники,
друг другом чавкая со смаком,
любезны мне клыками нищие,
кому чужой кусок не лаком.

Живешь блаженным идиотом,
не замечая бега лет,
а где-то смерть за поворотом
глядит, сверяясь, на портрет.

Веками власть по душам шарит,
но всем стараньям вопреки
дух человека - ртутный шарик,
неуловимый для руки.

В мертвящем климате неволи
мы ощутимее живем:
чем гуще фон тоски и боли,
тем ярче проблески на нем.

Живи игрой, в игру играя,
сменяй игру другой игрой,
бывает молодость вторая,
но нету зрелости второй.

Певцов коронует могила:
Россия их душит и губит,
и чем их быстрее убила,
тем больше впоследствии любит.

В России удивительней всего
привычка от партера до галерки
штаны снимать задолго до того,
как жопа назначается для порки.

В государстве любом век от веку -
и обманут, и в душу насрут,
а у нас человек человеку -
это друг, и товарищ, и Брут.

Любую стадную коммуну
вершит естественный финал:
трибун восходит на трибуну,
провозглашая трибунал.

Смотрясь весьма солидно и серьезно
под сенью философского фасада,
мы вертим полушариями мозга,
а мыслим - полушариями зада.

Своей судьбы актер и зритель,
я рад и смеху, и слезам,
а старость - краткий вытрезвитель
перед гастролью в новый зал.

Вернуться на главную страницу


Глупость

Осип ДЫМОВ

Человеческую глупость изучали многие, но до сих пор не изучили. Это не потому, что она уж
так умна, эта глупость, а потому, что с развитием ума человеческого развиваются и
нарождаются новые виды глупости. Как же тут уследить?

Принято думать, что глупые люди частью дураки. Это не совсем верно. Также и наоборот:
дураки могут быть и не глупыми. Согласитесь, что родиться дураком вовсе не так уж и глупо.
Глупо - не остаться им. Но, с другой стороны, родившись дураком, глупо не воспользоваться
своей привилегией.

Дурак - всего только небольшая разновидность глупости. Ступени и виды ее разнообразны,
что придает особый колорит жизненности и яркости божьему зверинцу.

Исследователь человеческой глупости (a propos: глупость может быть только человеческой)
остановится на следующих разновидностях:

Дурак.
Осел.
Болван.
Тупица.
Остолоп.

Все это отнюдь не в ругательном смысле, а скорее в гуманитарном и в статистическом. Радея
о точности, исследователь забудет о неблагозвучности терминов. С особенным вниманием
остановится он на первом термине; он различит тогда разновидности:

а) умного дурака,
б) глупого дурака и
в) глупого умника.

Умный дурак большей частью встречается среди людей положительных, уважаемых, нередко
ученых, и, во всяком случае, начитанных. Что умный дурак не скажет, все справедливо: часть
меньше целого; лучше поздно, чем никогда; дважды два четыре; один в поле не воин…
Умный дурак - как бы хранитель человеческой мудрости, с годами превратившейся в
пошлость. Это архивариус серединности, страж на посту бесспорности. Вот отчего у умного
дурака так часто и чины, и знаки отличия, и лестный эпитет "умница".

Глупый дурак, собственно, и есть дурак. Это именно его прапрапрадед сказал, увидев
похоронную процессию:
- Носить - не переносить, возить - не перевозить.

Это его бьют, это над ним смеются, это он виноват - третий, когда дерутся двое.

Глупый умник. Здесь не без лирики и даже - меланхолии. Разве не чувствуете вы некоторого
сокрушения сердечного, когда слышите или произносите эти слова? В самом деле, как-то
обидно и грустно: умник, а вот глупый! Только осел еще вызывает подобный же оттенок
настроения, а то все другие виды глупости совершенно лишены лирики…

Осел, конечно, глуп. Но он в этом не повинен. С него снимается всякая ответственность. Что
же делать? Осел и есть осел. Разве животное вообще ответственно за что-либо? В его
глупости есть легкий оттенок неведения, почти-почти мудрости. Улавливаете?
Другое дело - болван. У болвана отсталость ума сопрягается зачастую с дурным характером, с злой волей. Глупость болвана имеет в себе что-то злое. Болван глуп, но опасен. Медведь,
оберегавший сон пустынника и из дружбы хвативший его камнем в лоб, был, собственно, не
дурак, а болван. Впрочем, во времена Крылова это не так строго различалось.

Тупица, как показывает название, скорее туп, чем глуп. Тупица не понимает шуток. Тупица
спрашивает: а зачем? а для чего? Он выслушает анекдот и спросит: а что было дальше?
Тупица вас учит, тупица держит пари, тупица неисправим и редко делает карьеру. Если
тупице пришла в голову какая-нибудь умная мысль (бывает!), то он жует-жует ее до тех пор,
пока она окончательно не выдохнется. Тупицы полезны своим отрицательным влиянием -
особенно в искусстве.

Об остолопе много говорить не приходится. Это нередко просто существо невменяемое.
Остолопа надо пожалеть. Он тяжел, он одинок, его никто не приласкает. Остолопа даже в
критики не возьмут. Унылый, лишенный радостей, громко вздыхающий - остолоп бродит
среди людей, слушает, не понимает и вздыхает: "Почему я не дурак? Мне жилось бы
хорошо!.." Никто так не завидует умному дураку, как остолоп.

Замечательно отношение всех этих господ друг к другу и к себе. Каждый из них искренне
считает себя умным, а всех остальных дураками… И только истинный мудрец знает, что он
ничего не знает.

Предлагаемая шкала, разумеется, не исчерпывает все виды и разновидности глупости. Она
устанавливает только несколько опорных точек и отнюдь не претендует на законченность.

Ибо рост прогресса еще далеко не закончен - и гению человеческому нет предела и границ.
Поживем - поглупеем.


"Сатирикон", 1913 г.
Публикация Р. Соколовского

ТОТ САМЫЙ ГУБЕРМАН,
который лиру посвятил
народу своему

В котлах любого созидания
снискав себе не честь, но место,
евреи, дрожжи мироздания,
уместны только в массе теста.


Из двух несхожих половин
мой дух слагается двояко:
в одной - лукавствует раввин,
в другой - витийствует гуляка.


Над нами смерть витает, полыхая
разливом крови, льющейся вослед,
но слабнет, утолясь, и тётя Хая
опять готовит рыбу на обед.


Сомненья мне душу изранили
и печень до почек проели:
как славно жилось бы в Израиле,
когда б не жара и евреи.


По спирту родственность имея,
коньяк не красит вкус портвейну,
еврей-дурак не стал умнее
от соплеменности Эйнштейну.


Те овраги, траншеи и рвы,
где чужие лежат, не родня -
вот единственно прочные швы,
что с еврейством связали меня.

 

Вернуться на главную страницу


"Пилите, Шура, пилите!"

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ, Москва

Второй лубянский федеральный телеканал обнародовал оперативную съемку, на которой ясно видно, как группа неизвестных прикормленных собак по очереди задирают лапу на специальный камень, лежащий неподалёку от британского посольства. Комментируя эту видеосъемку, еженедельник "Диверсия" выражает восхищение тем, что президент России заранее, еще месяц назад, подписал Указ о запрете неправительственных клубов собаководства...


Теперь новости с невидимого фронта. Вы догадались, о чем я. Ну да, конечно: о нем, о камне-тайнике, на который пописал какой-то человек, названный англичанином, а потом другой человек, названный другим англичанином, унес из пописанных кустов в неизвестном направлении.
Почему этого второго англичанина не взяли с поличным, хотя следили и за ним, и за камнем-тайником, и все это время снимали оперативной съемкой - я понятия не имею, чекисты не объяснили.
А вот зачем весь этот ТАСС упал на нас, намоченный заявить, в лучшее время на главном госканале, страна поняла сразу, чай не впервой.
Ну, разумеется! Должны же мы осознать наконец, как мудро поступил Владимир Владимирович, взяв под контроль финансирование всяких там правозащитников!
Ведь молодой минеролог из английского посольства, тот самый, который под оперативную съемку ФСБ подобрал с земли камень с тайником и ушел, почему-то не взятый с поличным, - он же, оказывается, подписывал документы на финансирование Хельсинской группы! Вот ради чего все это кино!
Собственно, я никогда не сомневался, что Людмила Михайловна Алексеева - английский шпион, просто я, отличие от чекистов, не торопился выскакивать на люди с голой задницей, а копил доказательства, следил за Алексеевой самостоятельно, как истинный патриот, на заседаниях "Комитета-2008".
Так вот, она шпионка, точно вам говорю! Жаль, нет оперативной съемки ее блокнотика, но я-то своими глазами видел: она во время заседаний, пока выступления слушает, все время там какие-то квадратики рисует! Не иначе, схемы тайников.
В общем, с успехом вас, бойцы невидимого фронта, - и тебя с успехом, Аркаша Мамонтов, бывший журналист, ныне видный сотрудник пиар-службы ФСБ.
Только чур не останавливаться на достигнутом! Неопороченных правозащитников в России еще много, независимые газеты еще выходят кое-где, а уж булыжников вдоль дорог навалено, слава богу, хватит на всех. Пилите, Шура, пилите!
М-да… Камень-тайник, английские шпионы, гнилые интеллигенты, продавшиеся западным спецслужбам. У меня такое ощущение, что это кино мы уже видели… Я бы даже сказал: десятилетия напролет только его и смотрели. Потом нас ненадолго выпустили из пыльного кинозала, дали вдохнуть свежий воздух… И вот, кажется, объявили следующий сеанс… Не найдется ли у вас лишнего билетика, граждане? В какой-нибудь другой зал, где показывают что-нибудь эдакое… от чего уже не тошнит? А покамест - от увиденного по телеканалу "Россия" страшно возбудился мой друг-поэт, не утерпел и написал еще один стишок.

Выражусь я грубо,
С уст сорвав засов:
Хельсинская группа -
Банда грязных псов.
Родины продажа -
Вот их план каков.
В сети шпионажа
Ловят простаков.
Каюсь, сам, бывало,
Господи прости,
Я под одеялом
Слушал Би-Би-Си.
Хоть и вяли уши
Чистые сперва,
Но вползали в душу
Лживые слова.
Вроде бы простые,
Все по части прав…
Но взрывал мосты я,
Банки, телеграф.
Совершал теракты,
Девушкам грубил,
Даже, помню, как-то
Брежнева убил.
…Пятая колонна,
Где ни плюнь - она!
Слушай же шпиона
Исповедь, страна.
Как вошел в преступной
Группы он состав,
За тарелку супа
Родину продав.
Сорваны все маски,
Суть обнажена,
…Вновь у старой сказки
Ты в гостях, страна.

www.shender.ru


Заявление о явке
с повинной


Открытое письмо в Федеральную службу безопасности
и всем другим, кого это не касается


Я, Ганнушкина Светлана Алексеевна, председатель Комитета "Гражданское содействие", член Совета и руководитель Сети "Миграция и Право" Правозащитного центра "Мемориал", а также член Совета по правам человека при Президенте РФ, хочу сделать следующее признание.
С 1990 г. я осуществляю деятельность, которая адресатами этого заявления может быть признана шпионской.
От структур ООН, Евросоюза, Совета Европы, некоторых частных западных фондов и общественных организаций я получала на счета неправительственных организаций денежные средства, на которые, согласно заранее спланированным акциям, закупались продукты, вещи и медикаменты для внутриперемещенных лиц и беженцев. Приобретаемые продукты могли содержать генетически модифицированные составляющие, вызывающие устойчивое отвращение к спецоперациям, известным под названием "зачистки", и галлюциногены, создающие ложную картину неблагополучия в стране и, в особенности, в Чеченской Республике.
Нами также проводились консультации по правовым проблемам, которых нет в РФ, и осуществлялась защита в судах социально незащищенных лиц, необходимость в защите которых никогда не подтверждалась при объективной проверке известных нам фактов правоохранительными органами.
Со своей стороны, мы предоставляли международным организациям и фондам отчеты, содержащие информацию о лицах, получивших поддержку, фотографии стратегических объектов, в частности, палаточных лагерей и неприспособленных для проживания мест размещения беженцев, намеренно создавая тем самым негативный образ нашей страны и ее руководства.
В связи с изложенным заявляю, что не раскаиваюсь в содеянном и намерена продолжать указанную деятельность, относясь с глубочайшим пренебрежением ко всем камням, напичканным аппаратурой, вышедшей из употребления еще во времена моего детства.

Без уважения,

Светлана ГАННУШКИНА, Москва

Когда они были
молодыми

(маленькие и очень маленькие рассказики)


Матвей ШПИЗЕЛЬ, Нью-Йорк


По определению, память дана человеку, чтобы помнить. Не забывать как можно дольше. Но в реальной жизни всё происходит наоборот. События меняют друг друга, с течением времени их частота растёт и память не успевает закреплять в человеческом сознании истории и детали, образы и даты.
Казалось бы, что со временем что-то теряется навсегда и никто и никогда уже не вспомнит о событиях, свидетелем которых ты не был по малости лет, а тех, кто знал и видел, - давно уж нет...
Но вот бывает: в незнакомом городе, на улице, где оказался впервые, увидел издали человека в ракурсе тамошнего пространства, и свет почти вечерний, и какие-то арoматы - и нахлынули воспоминания вполне конкретных и очень давних событий.
Но рассчитывать на совпадение места, времени и ещё каких-то измерений, влияющих на активизацию памяти, - дело неблагодарное.
Вот и стал записывать.
Благо есть кому рассказать потом.

Корова


Этой истории ровно на год больше, чем мне.
Мой отец в 1946 году, демобилизовавшись, появился в своём родном Купеле.
Перезахоронив родных - отца, маму и двух братьев, две недели не доживших до освобождения (их выдали немцам полицаи), он ещё раз побывал на пепелище - всё, что осталось от дома, где прошла его юность.
Так он стоял и не почувствовал, как рядом остановилась женщина и долго его разглядывала.
- Бия, - сказала она. - Там, напротив, в доме, что поближе к лесу, ваша корова. Она там давно.
И он пошёл к дому напротив.
Корова его узнала.
Сначала напролом через бурьян она двинулась к забору, затем к калитке, к которой подошёл отец, и замычала.
В послевоенной тишине это слышали и на окраинах Купеля, вспоминая об этом и десятилетия спустя...
Отец гладил её, а она всё мычала, и в огромных глазах её он видел своё отражение.
Из ближних домов показались люди, подошли и остановились молча.
И только та женщина, подходя то к одному, то к другому, и силясь перекричать корову, рассказывала, как первой узнала Бию…
Отец продал корову новым хозяевам за 12 тысяч рублей (по тем временам на эти деньги можно было купить 30 буханок хлеба) и пешком отправился в Волочиск - на ближайшую железнодорожную станцию.
В ожидании поезда на базаре, что рядом со станцией, он встретил девушку, которую знал ещё до войны.
Свадьбу сыграли через две недели.
Через год появился я.


Вещий сон


Я эмигрировал в Америку в 1999 году. Первое время не спал вообще из-за разницы во времени. Потом стали сниться сны на фоне полудремы. Спустя месяц сон стал нормальным и сны не снились. Правда, к концу года стали сниться какие-то фразы и предложения. Однажды я проснулся в пять часов утра и твёрдо запомнил приснившееся изречение:
- КТО БЫЛ НИКЕМ, ТОТ СТАНЕТ ВСЕМ.
Днём позже стало известно, что Путин избран президентом России.


Время собирать камни


В конце 2005 года второй секретарь посольства Великобритании в Москве г-н Доу получил письмо следующего содержания:

"Дорогой сэр,

Общество охраны памятников древней истории Англии обращается к Вам с просьбой о помощи в незамедлительном решении проблемы сохранности памятника всемирного значения - Стоунхенджа.
Дожди и ветры постоянно разрушают каменные сооружения четырёхтысячелетней давности. Не будете ли Вы так добры и не сможете ли организовать поставки из России камней соответствующих размеров для ремонта нашей реликвии?

Потомственный хранитель Стоунхенджа,
Стоун Роллинг, эсквайр".

Размышляя над ответом, г-н Доу вышел на улицу. Он любил январские морозы в Москве, по причине которых "мочить в сортире" становилось проблематично. Вспомнилась секретная информация, проходившая по его ведомству в начале 90-х. Сообщалось, что перестройка коснулась не только всех слоёв общества, но и камней, особенно булыжников, которым надоело быть пассивным орудием пролетариата, и они требуют модернизации с учётом последних достижений электорники и политтехнологов.
Мог ли г-н Доу предположить, что эти его размышления были восприняты сканирующим фонарным столбом 5-го поколения, мимо которого он только что прошёл?
Мог ли он предположить, что эти его размышления через минуту в распечатанном виде лягут на стол Патрушеву?
Конечно, мог, но не не успел, поскольку был занят выкорчёвыванием приглянувшегося ему камня, вросшего всеми своими проводами в промёрзлую лужковскую землю.
Остальное вы знаете. Остальное показали по ЦТ.
Не показали только г-на Доу, который в гастрономе "Смоленский" купил подарочный набор "Каменный цветок" - бутылка водки и бутылка шампанского в коробке, стилизованной под камень, и уже в Лондоне преподнёс всё это эсквайру из Стоунхенджа.

 

Вернуться на главную страницу


РАЙСКИЕ КУЩИ ДЛЯ ШАХИДОВ,
ИЛИ ЛАВРЫ НАРАСХВАТ


Юрий БОРИН, Балтимор


Всем известно, что рай - привлекательное место. Правда, попасть туда можно лишь после смерти. Но для того, чтобы не оказаться, наоборот, в аду, следует не просто умереть, а погибнуть в качестве мученика Аллаха, понятно? В таком случае попадаешь в рай напрямик, без пересадки в чистилище. Зато в раю можно уже жить без отрыва на работу и другие чисто земные дела, наслаждаясь общением с одалисками и прочими представительницами женского пола исключительно райского происхождения, а также вкушая в райских харчевнях райскую пищу и ощущая на себе все блага потусторонней жизни. Одним словом, иметь вечное и непрерывное блаженство.
Так учит мусульман великий пророк Мухаммед, а уж он-то знает всё и обо всём. О его учении рассказывают многочисленные посланники великого пророка - имамы и муллы буквально в каждой мечети. А тому, о чем говорится в мечети, грех не верить. Это священная и неопровержимая правда для всех прихожан.
Спрашивается, как же рядовому мусульманину попасть в рай и, таким образом, обрести вечное блаженство на том свете? А очень даже просто. Надеваешь пояс шахида со взрывчаткой и убиваешь вместе с собой как можно больше неверных.
Что же касается пояса и взрывчатки, их тебе дадут правоверные. После чего останется сущий пустяк - внедриться в толпу и замкнуть контакт. Конечно, не каждому это удается, но именно такому благородному делу тебя обучают и тренируют не только в спецлагерях, но и в мечети и медресе…
Ныне такие тренировочные пункты существуют по всему миру. И это понятно. Слишком много неверных развелось на этой земле. Миллионы и даже миллиарды. И со всеми этими миллионами-миллиардами надо непрерывно воевать, чтобы угодить таким образом Аллаху. Надо уничтожить как можно больше неверных, а остальных обратить в правильную веру, то-есть в ислам. Ясно, что без всемирного джихада тут никак не обойтись.
Тренировочные пункты подготовки шахидов работают с предельной нагрузкой. Ведь они должны не только наставлять и воспитывать добровольных мучеников Аллаха, но и заготавливать для них взрывчатку, начинять бомбы, а для этого необходимо содержать химические лаборатории и арсеналы. Работа серьезная и ответственная. Тут требуются точность, терпение, а главное - опытные кадры, которые, кроме всего прочего, умеют соблюдать конспирацию. Террористическая война - это вам не фунт кишмиша.
Тех, кто тренирует и готовит шахидов, можно назвать бойцами невидимого фронта. Если обычных шахидов после взрыва возможно опознать по останкам или по рассказам оставшихся в живых очевидцев взрыва, то бойцы невидимого фронта обречены оставаться в тени. Таковы законы конспирации.
Мы знаем лишь названия группировок, которые сразу же после взрывов берут на себя ответственность за теракты. И тут как раз никакого секрета нет. Наоборот, каждая группировка наперебой готова отвечать за всё содеянное. Группировки оспаривают друг у друга первенство, рвут на себе рубахи и бьют себя кулаками в грудь, откровенно признаваясь: "Это моих рук дело!" Правда, указанные вопли имеют место не в звуковом, а, так сказать, в виртуальном варианте, то-есть распространяются по компьютерной сети, по арабским теле- и радиоканалам.
Но зато вопли очень уж настойчивые. Они доказывают, что данная группировка существует и действует, отважно борется с неверными и наносит им существенный урон. А этот факт, сами понимаете, свидетельствует о признании. Все знают, что такое "Аль-Каеда" или ХАМАС. Но кроме этих столпов ислама есть еще множество группировок, таких как "Исламский джихад", "Воины Аллаха", или, к примеру, "Батальоны шахидов Синая". Разве кто-нибудь когда-нибудь слышал про эти самые "Батальоны"? А вот сейчас, после серии терактов в Шарм аш-Шейхе, они у всех на устах. И неверные их уже боятся. Неверные дрожат, как листья на осине.
Отсюда следует вывод: надо брать на себя как можно больше ответственности за теракты! И чем больше ты возьмешь на себя, тем больше у тебя будет лавров. И - соответственно - денег. Потому что террор, господа, - это дело чести, дело славы, дело доблести и геройства, увенчиваемое лаврами. И этот товар нынче в цене. Лавры ведь не только в суп кладут. Они свидетельствуют о твоей близости к Аллаху. О твоем рвении и желании поскорее поубивать всех неверных и завоевать всю планету, обратив ее в ислам.

Вернуться на главную страницу


 

Марьян БЕЛЕНЬКИЙ, Иерусалим

Две миниатюры


Привет Заике

Свобода, свобода. Да на хрен она нужна, эта свобода. Шляешься тут по пустыне, Заика обещаниями кормит. И манной этой 9 лет подряд. Уже тошнит он нее. Никакой Земли обетованной нету, это он все выдумал. Какие у меня шикарные нары были - строганые! Подумаешь, рабами были мы у фараона в Египте. Во-первых, я был не простым рабом, а заслуженным. Там, глядишь, и до народного дослужился бы. А это уже, как-никак, спецпаек.
Мне за сценарий всенародного празднества по открытию пирамиды # 4 целый чан мяса выписали. Правда, жрецы половину украли. Ну, на то они жрецы - им тоже жрать надо.
Ой, только не надо мне рассказывать за рабство! Помним мы, между прочим, и рыбу, которую в Египте ели даром. Ну, костлявая, но есть можно. Ели мы, между прочим, огурцы и дыни, и зелень, и лук, и чеснок, сидели у горшка с мясом, ели хлеба досыта. Придумал бы чего-нибудь новенького, ну, там гречка небесная, плов небесный. А то манна и манна...
Деятель! Привел нас в место, лишенное посева и смоковниц. Ни тебе винограда, ни гранатовых яблок. Воды даже нет.
А эта идеалистическая религиозная пропаганда! Что это за Бог такой - его не видно и не слышно, только через Большого Босса нам спускает указания. Нет, нам надо чего-нибудь конкретного, чтоб видно было, кому поклоняешься. А то получается - не Бог, а одна видимость. Да и той нету.
Босс нашел цурэс на нашу голову - вывел нас в эту пустыню, чтоб мы тут с голоду подохли.
Зачем ты вывел нас из Египта, шлимазл? Что, в Египте негда было нас похоронить, что он нас сюда притащил, чтобы уморить нас, и детей наших, и скот наш, жаждой?
Помню, товарищ фараон мне именные кандалы пожаловал. С гравировкой "В честь 40-летия трудовой деятельности". Так жена мне дырку в голове прогрызла: уходим да уходим, не хочу, мол, им рабов рожать". Нет, конечно, у товарища фараона были отдельные недостатки. Ну, там, изволил вырезать еврейских мальчиков. Но нам же объяснили, что это делается ради их же блага. Но меня же это не коснулось - у меня две девочки. Мне есть что вспомнить. Мне главжрец - зам. товарища фараона по идеологии - однажды из собственных рук изволил в морду дать.
Я порой такое устраивал! Один раз вышел на орхестру и говорю:
- Я фараоном недоволен.
Амфитеатр так и ахнул. Вижу, ко мне уже стражники подбираются.
Мне, чувствую, надо поторопиться:
- Да что там я - весь народ им недоволен.
Тут вижу, уже некоторые шарахнулись к выходу, чтоб свидетелями не быть.
Другие ждут с интересом - охота им посмотреть, как меня четвертовать будут прямо на сцене. Стража окружает амфитеатр, чтоб никто из слышавших не ушел, а я уже поторапливаюсь:
- Что же это такое, - говорю, - товарищ фараон денно и нощно заботится о нашем благе, а когда он отдыхает или спит - вообще никто не знает. Нельзя так себя не щадить.
Тут, понятное дело, смех, апплодисменты, здравицы в честь товарища фараона. Стражники записывают тех, кто неактивно апплодирует.
А тут что? Я тут к Заике подошел, говорю: "Я песню сочинил:

Хочу такого как Моше,
Чтобы не пил.
Такого как Моше,
чтоб евреев любил,
Чтоб нас 40 лет
по пустыне водил!

Заика ничего не сказал, рукой махнул и ушел наверх за очередной порцией ЦУ.
Между прочим - о чем у них там наверху базар - одному Богу известно.
Нам же не докладывают. Повернулся и ушел. Ни тебе куропатки не выписал, ни дополнительной порции манны небесной.
Чтобы человек с моим стажем рабской деятельности перся в такую жару пешком через всю эту пустыню!
Правильно в газетах пишут - не умеют у нас ценить интеллектуальный потенциал.
А земля, между прочим, обетованная занята - там люди живут, никого не трогают, и тут приходим мы и нагло заявляем, что наш Бог дал нам эту землю. Они, естественно, нас посылают подальше - ваш Бог, вы с ним и
разбирайтесь, а мы, мол, здесь причем? А у меня, между прочим, на отравленные стрелы аллергия. С моим радикулитом города штурмовать? Увольте.
И не нужна мне земля, текущая молоком и медом - от молока у меня изжога, а от меда - диабет. Еще неизвестно, где наши эту виноградную ветку сперли. Может, он им эту наглядную агитацию заранее подсунул. Фраеров нашел - посохом воду из скалы извлекает. Популист. Нас дешевыми фокусами не купишь.
Вот если б он пиво извлекал! С раками! Так раков, видите ли, тоже нельзя - некошерные.
Тоже мне стратег! Ему бы чуть правее взять, так мы бы сейчас были по уши в нефти и без всяких проблем.
А заповеди эти! Вот, к примеру, "Не укради!". Это как же понимать? По субботам нельзя, что ли?
Допустим - у людей красть нехорошо, а у государства? Тоже нельзя? А жить как?
У него не сказано. Двух слов связать не может, а лезет в национальные лидеры. Послал Бог на нашу голову. А братец его тоже хорош. Политрук хренов. Один творит, что ему вздумается, а другой это все задним числом объясняет. Сладкая парочка.
Ребята, давайте назад, пока не поздно. Покаемся - мол, лживая сионистская пропаганда нас заманила. "Мы, древнеегипетские граждане еврейской национальности, единогласно одобряем и поддерживаем мудрую политику товарища фараона и заявляем, что у нас нет и не может быть другой родины, кроме родного Египта с самым передовым рабовладельческим строем. Рабы и хозяева - едины!".
По "Голосу Египта" недавно передавали обращение товарища фараона :"Возвращайтесь, мол, на доисторическую, мы вас любим! Бить, мол, будем только в случае острой необходимости - ну там, Египет спасать".
Ну, так от меня не произойдет поколения свободных людей на новой родине - я это как-нибудь переживу. Вернусь, напишу роман "Покаяние". Может, еще Фараоновскую премию дадут. Нет, с меня хватит. Я вашей свободой сыт по горло. Привет Заике передавайте.
Ну, вы как хотите, а я возвращаюсь.
А вы?

Операция

Мама, опять ты здесь!? Сколько раз я просил не приходить в операционную, когда я делаю операцию. Я же велел вахтерам тебя не пускать. Новенький попался? Это мне повезло. Почему на тебе халат нашего главврача? Ты его одолжила, пока он был в туалете? Какой бульончик? Мама, неужели нельзя подождать, а? У меня сложнейшая операция. Мама, эту штучку, что ты показываешь, вырезать нельзя, это сердце. Еврейское? Не знаю, а какая разница? Мама, для меня все все пациенты одинаковы. Я давал клятву Гиппократа. Зачем тебе его отчество? Нет, он не еврей. По-моему, грек. Хорошо, хорошо, пусть будет еврей, только уйдите, ради Бога. Да, он сказал что ко всем пациентам надо относиться одинаково. И к пациенткам. Я не знаю, замужем ли она. Нет, лица я не видел, а что? Жениться? Мама, но почему именно сейчас? Какая девочка? Это старшая операционная сестра. Я не собираюсь на ней жениться, с чего ты взяла? Мама, не надо так махать руками, ты заденешь аппаратуру. И вообще - убери руки из брюшной полости оперируемого. И Ради Бога, не надо мне расссказывать, как делать операцию на сердечном клапане. Ты таки старший бухгалтер, но это немножко не по твоей части. Я не могу сейчас смотреть фотографии тети Рахель из Чикаго. Кто крутится без дела? Это анестезиолог. Нет, он не еврей. Похож на дядю Зюню? Мама, успокойся, это кашерный мясной скальпель, я им сыр не режу.
Нет, мама, извини. Мне для родной мамочки ничего не жалко, но скальпель я тебе не дам. Хорошо, я попью бульончик, но дай обещание, что сразу после этого ты уйдешь.
Что ты делаешь? Ты жаркое тоже принесла? И компот? Но почему в операционной? Здесь чище? Больной, конечно, не убежит, но... Мама, давай чуть попозже, а? Руки? Конечно мыл, перед операцией. Да, утром я кушал. И рыбу. И косточкой не подавился. И уши вымыл. И шею. Я сейчас не могу показать, у меня руки заняты. Что значит "Отрежь что нибудь для Тузика"? Я знаю, что наш Тузик - чистокровный еврей, но с собаками в операционную нельзя! Мама, направь прожектор на брюшную полость. Спасибо. Дай зажим. Скальпель. Еще зажим. Теперь ... Мама, что ты делаешь?! Откуда ты знаешь, как это делается?! Много раз смотрела, как я делаю? Мама, закончи шов, мне надо в туалет. Мама, что то я неважно себя чувствую, следующего больного ты будешь оперировать сама.
Ураганам дают женские имена. Но почему-то ни один ураган не назвали Сара Абрамовна.
Еврейские мамы! Дай им Бог здоровья!

(Миниатюра написана в соавторстве с Михаилом Волковым)

________________________________________
Публичное исполнение, публикация на бумажных, электронных, магнитных и
любых иных типах носителей, переделка в кино- и телесценарии,
мультфильмы, использование на радио и ТВ, а равно любое иное коммерческое
использование опубликованных на данном сайте текстов
разрешается лишь с письменного согласия автора.

Вернуться на главную страницу


ИОСИФ ГУРИ:
КАК РУГАТЬСЯ НА ИДИШ

Шломо ГРОМАН, Кирьят-Арба

В последние годы у людей, желающих изучать идиш, всё меньше оснований сетовать на нехватку пособий. Регулярно переиздаются самоучитель идиш для русскоязычных читателей, принадлежащий перу Шимона Сандлера, и университетский курс мамэ-лошн, подготовленный Уриэлем Вайнрайхом и имеющий версии для англо- и ивритоязычных студентов. Своими новыми работами нас радуют ныне здравствующие методисты Двора Косман, Мордехай Шехтер, Ханан Бордин и другие.
Большинство выходящих учебников и словарей (каковые, кстати, в наиболее полном ассортименте представлены в тель-авивском магазине на улице Бренер, 14) добросовестно излагают лексику и грамматику литературного еврейского языка. Но зачастую - рафинированного. Составители многих пособий будто силятся доказать, что идиш - полноценный язык, на котором можно говорить о философии, истории, политике, экономике, демографии, а не только петь незамысловатые песенки, рассказывать бородатые шутки да сыпать ругательствами...
Замысел авторов понятен и похвален, но не стоило впадать и в другую крайность: официально-канцелярский стиль письма и общения на идиш, коему можно обучиться по академическому учебнику, в контексте лексико-фразеологической сокровищницы мамэ-лошн представляет собой - простите за каламбур - плод кастрации. Ведь отнюдь не общественно-политическая и не научно-техническая терминология являются теми номинациями, по которым идиш занимает первое место по богатству среди языков мира. Тончайшие оттенки состояния души, эмоции, чувства, образы, метафоры - вот где мамэ-лошн вряд ли имеет аналогов.
Трудоемкую, но насущно необходимую всем тем, кому не довелось в детстве полной грудью вдохнуть самобытную атмосферу живого, непринужденного общения на идиш и кто теперь вынужден наверстывать упущенное по самоучителям и разговорникам, работу взвалил на себя лингвист Еврейского университета в Иерусалиме д-р Иосиф Гури.
В 1990-х годах этот лексикограф порадовал любителей мамэ-лошн - как знатоков, так и людей, находящихся на различных стадиях изучения языка - добротными сборниками пословиц, поговорок и идиоматических выражений. Его очередная книга из той же серии - словарь благословений и проклятий в идиш, озаглавленный [лОмир hэрн гУтэ бсУрэс] ("Чтоб нам слышать только добрые вести"), только что вышедший в московско-иерусалимском издательстве "Гешарим / Мосты культуры".
Данный словарь является первой в еврейской лексикографии попыткой собрать и систематически описать элементы едва ли не самого распространенного в идиш фольклорного жанра - добрые и злые пожелания. Выражения расположены в алфавитном порядке (добрые отдельно, злые отдельно), пронумерованы и снабжены смысловыми эквивалентами и/или дословными переводами на иврите, английском и русском языках. Особо отметим остроумные иллюстрации Даны и Никода Зингер.
Уточним: речь идет не о первой попытке вообще, а о первой НАУЧНОЙ попытке (опирающейся на авторитетные источники и снабженной солидным справочным аппаратом). Величайший еврейский писатель Шолом-Алейхем в автобиографическом романе "С ярмарки" рассказывает, как он подростком тайно записывал проклятия, звучавшие из уст своей мачехи; все они вошли в словарь Гури.
Сама жизнь распорядилась так, что в идиш больше пожеланий зла, чем добра, равно как и больше слов и оборотов для выражения страдания, отчаяния и бедности, нежели счастья, радости и благополучия. Добрые пожелания говорят о человечности и сердечности евреев Восточной Европы, тогда как дурные вовсе не отражают бессердечие и злопыхательство этих людей, а скорее свидетельствуют о горькой их доле. Так что вторая часть книги в 2,6 раза объемнее первой.
К сожалению, именно в первой части, описывающей добрые пожелания, рецензент встретил единственную серьезную ошибку. Фраза [гот hэлф] употребляется в идиш не только и не столько в прямом значении "Б-г в помощь" (каковое приведено в книге), сколько в идиоматичном: "Добрый день"! Но, учитывая весьма аккуратную и грамотную подачу материала в целом, об этой оплошности можно сказать: исключение, подтверждающее правило.
Прежде чем перейти к проклятиям, приведем характерный пример доброго пожелания в идиш: [трог гезУнт ун церАйс гезУнт] ("Носи на здоровье и порви на здоровье", т.е. живи и носи долго).
Проклятия и ругательства у разных народов строятся по-разному. В английском языке есть два-три десятка табуированных слов, лаконично указывающих объекту на его место. В русском имеется еще меньшее число нецензурных корней, от которых с помощью приставок, суффиксов и других дополнительных элементов можно образовать трех-, если не четырехзначное количество производных слов и выражений, которые, по сути, - тот же мат.
Говоря об иврите, поэт Авраам Шлёнский сетовал на почти полное (за исключением двух-трех словечек) отсутствие "доморощенных" ругательств, вследствие чего носители иврита вынуждены прибегать к помощи идиш или иностранных языков. Что касается проклятий - их в ТАНАХе немало: они угрожают тяжкими бедами тем, кто не выполняет основополагающих заповедей иудаизма. В отличие от них, злые пожелания в идиш, как правило, служат выражением кратковременного, преходящего гнева.
В отличие от англосаксов и русских, ашкеназские евреи облегчали душу не специфически матерной бранью, а составленными из вполне подцензурных слов пожеланиями, характеризующимися образностью и трагикомизмом. Это достигается игрой слов и причудливым сочетанием мирского, материального с духовным, интеллектуальным.
Лишь немногие злые пожелания по-настоящему грубы (№№315, 434, 573, 612, 646). Иногда "ужас" доводится до абсурда, что создает комический эффект: №№245, 264, 386. А подчас проклятие нарочито смягчается: №№237, 369, 506, 544, 604.
Если же остро необходимо кого-то послать - то в качестве места назначения фигурирует черт, и даже не сам он, а его прозвища (например, №402). Воскликнуть "Заткнись!" тоже можно иносказательно: №№419, 438. "И зачем тебя мать родила?!" - №№422, 423.
Свободные от суеверий евреи понимали, что ни у добрых, ни у злых пожеланий на идиш нет магической силы. Недаром говорят: [фун а клОлэ штарбт мэн нит] ("От проклятия не умирают"). Отсюда назидание: [бЭсэр hэрн клОлэс Эйдэр "нЭбэх"] ("пусть лучше тебе желают зла, чем жалеют"). Только на головы самых своих злейших врагов евреи обрушивали библейские проклятия.
Согласно этическим нормам иудаизма, желать зла единоверцу - предосудительно. Чтобы обойти эту моральную преграду, евреи использовали оборот №572. Туда же примыкает проклятие №409.
Проклиная кого-либо, еврей широко пользовался намеками и эвфемизмами. Болезни можно пожелать косвенно - так, как в №№227, 421, 610, 665; пожара - как в №274; смерти - №№288, 339, 368, 418, 442, 454, 494, 501, 545, 549, 571; Б-жьей кары - №300; бедности - №326; паралича - №377; гибели на чужбине - №447; недолгой жизни - №№537, 565; общего ухудшения положения - №648.
Ряд проклятий заключают в себе оксюморон: №№223, 336, 540, 618, 470. Последнее имеет более удачный, с точки зрения рецензента, парафраз, возникший в США - №241, где слово [трок] употреблено не в исконном с точки зрения идиш значении "Тракай" (город в Литве), а в значении "грузовик" - от американско-английского truck.
Ироническое переосмысление понятий щедрости и жадности встречаем в проклятиях №№332, 462, 568. Неприязнь к завистникам отражена в №483, а к дуракам - в №№388, 425. Прослеживается и отрицательное отношение к государственным институтам: к власти - №569; к армии - №504.
Книгу И. Гури можно использовать как пособие по развитию навыков разговорной речи. С помощью тематического указателя легко подобрать примеры к каждому уроку, посвященному той или иной лексической теме. Наиболее детально отражены в еврейских проклятиях такие сферы жизни, как:
- анатомия, физиология, медицина (№№324, 349, 369, 419, 423, 429, 437, 438, 469, 478, 493, 503, 517, 554, 556, 569, 573, 595, 596, 598, 626, 659);
- кулинария (№№279, 462, 508, 614);
- традиции и обряды иудаизма (№№404, 422, 446, 503, 528, 544, 561, 571, 599);
- история еврейского народа (№№251, 335, 469, 547, 385, 522: номера расположены в хронологическом порядке событий). Сюда тематически примыкает доброе пожелание: [их винч дир дОвидс фУтэрл, Юдэс тОэс ун бОезэс шрэк] ("Желаю тебе шубейку Давида, ошибку Иегуды и страх Боаза").
Наши прадеды и прабабки верили в реинкарнацию - об этом свидетельствуют выражения №№395, 448, 489, 494 - и считали страшным позором смену веры: №№538, 644.
Читатели, владеющие мамэ-лошн, оценят игру слов в проклятиях №№308, 340, 396, 503, 595, 604, 610, 622, 654.
Тем, кто сейчас учит язык, особо рекомендую рифмованные проклятия №№477, 561, 568, 596, 659.
Также обратите внимание на различие значений слова ???? [митА]/[мИтэ] в иврите и идиш: соответственно "кровать" и "погребальные носилки" (№549).
Некоторые юмористические злые пожелания содержат неожиданную концовку: №№411, 504, 513, 518, 532, 653.
Особую группу составляют типично еврейские витиеватые проклятия, не претендующие на лаконичность, но едва ли знающие равных в выразительности: №№226, 258, 302, 468, 479, 489, 502, 510, 517, 523, 529, 614, 641.
Кое-кто назовет недостатком книг Иосифа Гури отсутствие фонетической транскрипции фраз на идиш. По-моему, это как раз достоинство. Автор намекает: прежде чем ругаться, выучите хотя бы алфавит и правила чтения. Последние в идиш предельно просты; сложности возникают лишь со словами древнееврейского происхождения (каковые произносятся не совсем так, как в современном иврите), но их составитель транскрипцией предусмотрительно снабдил.

ПРИМЕРЫ ЗЛЫХ ПОЖЕЛАНИЙ (с номерами, присвоенными каждому выражению в книге И. Гури):
223 - [а гезУнтэ холЭрэ дир ин бойх] ("Здоровая холера тебе в живот")
226 - [а гройс гешЕфт зОлсту хобм мит схОйрэ; вос ду хост зол мэн ба дир нит фрэгн, ун вос мэ фрэгт зОлсту нит хобм] ("Чтоб у тебя был большой магазин, но чтоб не покупали товары, какие есть в продаже, а спрашивали те, которых нет")
227 - [а дОктэр зол дих дарфн] ("Чтоб тебя позвал к себе врач"; в рецензируемом сборнике это выражение и некоторые другие переведены неточно, хотя и без особого искажения смысла: в данном случае книга дает "чтоб ты нуждался во врачах". Видимо, И. Гури зачастую колебался, какой вариант предпочесть: подстрочник или более благозвучный эквивалент)
237 - [а вЭйхэр балкОн дир ин коп] ("Чтоб тебе на голову свалился мягкий балкон")
241 - [а зисн тойт зОлсту hобм: а трок мит цУкер зол дих Ибэрфорн] ("Желаю тебе сладкой смерти: чтоб тебя задавил грузовик с сахаром")
245 - [а тОйтэ пгИрэ зол дих Ойсдышен] ("Чтоб падаль тебя задушила")
251 - [а мабл зол аф дир кУмэн ви аф сдом] ("Чтоб обрушился на тебя содомский потоп")
258 - [а мэшУгенэм зол мэн Ойсмэкн ун дих арАйншрайбм] ("Чтоб сумасшедшего выписали, а тебя госпитализировали на его место")
264 - [а пгИрэ зол дих Айншлогн] ("Чтоб падаль тебя саданула"; переносно: "чтоб постигла тебя смерть")
274 - [а фАйер зухт дих] ("Огонь тебя ищет")
279 - [а фИшкнэйдл зол дир штэлн ин hалдз] ("Чтоб рыбный тефтель застрял у тебя в горле" - на иллюстрации эту фразу произносит только что пойманная на крючок рыба)
288 - [а клэйн кинд зол нох дир hэйсн] ("Чтоб нарекли в память о тебе младенца"; у ашкеназов принято называть новорожденного в честь недавно скончавшегося родственника, а у сефардов - в честь ныне здравствующего пожилого члена семьи)
300 - [а шварц квитл зОлсту hобм] ("Чтоб ты получил черную записку" - подразумевается приговор Вс-вышнего в Йом-Кипур)
302 - [а штрой дир ин ойг ун а шпан дир ин Ойер, золст нит висн вос фрИер арОйсцуциен] ("Соломинку тебе в глаз и щепку в ухо - чтоб не знал ты, что прежде вынуть")
308 - [ойб ду зогст лигн зОлсту кранк лигн] ("Чтоб ты захворал, коли соврал"; слово [лигн] имеет 2 значения: "лежать" и "ложь")
315 - [Ойскрэйнкен зОлсту дэр мАмэс милх] ("Чтоб тебя вырвало материнским молоком")
324 - [азОй фил рИцн'эйл зОлсту Ойстринкен] ("Чтоб тебе пришлось выпить так много касторки")
325 - [азОйнэ зол мэн гедИхт зЭйен ун шИтэр золн зэй Уфгейн] ("Чтоб таких (как ты) густо сеяли, а они редко всходили")
326 - [Ибэр ди hАйзэр зОлсту зих шлэпм мит кИндскиндэр аф дор-дОйрэс] ("Чтоб ты побирался по домам со своими потомками во веки веков")
332 - [их hоб дих азОй hолт, аз их волт дир майн тойт нит гежАлэвэт] ("Я так тебя люблю, что не пожалел бы для тебя своей смерти")
335 - [их винч дир фун ди цен мАкес ди бЭстэ] ("Желаю тебе наилучшей из десяти казней египетских")
336 - [их вэл дих багрОбм ин дэр эрд ви ан Ойцер] ("Я зарою тебя в землю, как клад")
339 - [их зол вЭйнэн аф дАйнэ ёрн] ("Чтоб мне довелось тебя оплакивать")
340 - [их цу дир аф сИмхэс, ду цу мир аф кУлес] ("Чтоб я к тебе ходил на празднества, а ты ко мне - на костылях"; еврейский предлог [аф], в отличие от его русского эквивалента "на", всегда требует после себя существительное в дательном падеже, благодаря чему в оригинале "празднества" и "костыли" - однородные члены)
349 - [Алэ цейн золн дир арОйсфалн, нор Эйнэр зол дир блайбм - аф цОнвэйтик] ("Чтоб у тебя выпали все зубы и остался только один - для зубной боли")
368 - [Опкойфн зол мэн бам татн дАйнэ малбУшим] ("Чтоб у твоего отца выкупали твою одежду")
369 - [Опшрайбм зол мэн дир фун кадОхэс] ("Чтоб тебя спасали от лихорадки с помощью записанных на бумаге слов колдовства")
377 - [арУмтрогн зол мэн дих аф ди hэнт] ("Чтоб тебя всюду носили на руках")
385 - [брЭнэн зол дос орт ву дэр хОсид штэйт] ("Гори огнем место, где ступает нога хасида"; отзвук вспыхнувшей в XVIII веке борьбы между миснагдим и хасидами)
386 - [брЭнэн зОлсту афн фАйер <он страхОвке / аф дайн эйгн hолц>] ("Чтоб ты горел в огне <без страховки / на собственных дровах>")
388 - [гот зол аф дир Оншикн а нар] ("Да нашлет на тебя Б-г дурака")
395 - [гот зол дир гебм а нАйе нэшОмэ] ("Чтоб Б-г вселил в тебя новую душу")
396 - [гот зол дир гебм а рак мит а рЭкелэ - вЭсту hобм а ганцн костЮм] ("Чтоб Б-г тебе дал рака с рачком/пиджачком - и будет у тебя полный костюм"; в идиш уменьшительная форма [рЭкелэ] является общей для существительных [рак] "рак" и [рок] "пиджак")
402 - [гей цу ал ди гУтэ-ёр] ("Иди к черту"; дословно "Иди ко всем добрым годам"; обыгрывая этот эвфемизм, художники-иллюстраторы изобразили еврея-хареди, посылающего Деда Мороза куда подальше)
404 - [гейн зОлсту а капОрэ фар кол-ам-исрОэл] ("Чтоб ты стал жертвой искупления грехов всего еврейского народа")
409 - [геhАргет зОлсту вэрн дурх а гутн гой] ("Чтоб ты погиб от руки доброго иноверца", дабы тебя не пришлось убивать еврею)
411 - [гезУнт ун штарк зОлсту зайн ви айзн, золст зих нит кЕнэн Айнбэйгн] ("Чтоб ты был здоров и крепок, как железо, и не мог согнуться")
418 - [гроз зол аф дир ваксн] ("Чтоб над тобой росла трава")
419 - [дос мойл зол дир фун hинтн штэйн] ("Чтоб твой рот находился сзади")
421 - [доктОйрим золн висн фун дир ун ду фун доктОйрим] ("Чтоб ты знался с врачами, а они - с тобой")
422 - [ду hост гедАрфт а капОрэ вэрн а клЭйнинкер] ("Тебе надо было стать искупительной жертвой в детстве"; иными словами - "И зачем тебя мать родила?!")
423 - [ду hост гемЭгт Ойсгерунэн вэрн ба дэр мАмэн ин бойх] ("Жаль, ты не вытек из живота своей матери"; т.е. "лучше бы у твоей матери случился выкидыш")
429 - [ди лЭбэр зол дир штИклэхвайз дурх дэр ноз арОйсфлиен] ("Чтоб твоя печень по кусочкам выходила через нос")
434 - [ди эрд нэмт дих нит цУ] ("Даже земля тебя не приемлет")
437 - [ди фис золн дир дИнэн нор аф рэмАтэс] ("Чтоб ноги тебе служили только для ревматизма")
438 - [ди цунг зол дир Опфалн] ("Чтоб у тебя язык отвалился", т.е. отсох)
442 - [ди клог зол дих нЭмэн] ("Чтоб постигло тебя несчастье"; трактовка И. Гури: "Черт бы тебя побрал")
446 - [дайн мазл зол дир лайхтн ви ди лэвОнэ ин соф-хОйдэш] ("Чтоб счастье тебе светило, как луна в конце месяца"; по иудейскому календарю в конце месяца луна имеет форму узкого серпа)
447 - [дайн нОмэн зол аhЭйм кумэн] ("Чтоб домой вернулось одно лишь твое имя")
448 - [дайн нэшОмэ зол арАйнгейн ин а кац, ун а hунт зол ир а бис тон] ("Чтоб твоя душа вселилась в кошку и ее укусила собака")
454 - [дэр малэхамОвэс зол зих ин дир фарлИбм] ("Чтоб в тебя влюбился ангел смерти")
462 - [дэрштИкн золсту зих мит дэм фэтн бисн] ("Чтоб ты подавился жирным куском")
468 - [hУндэрт hАйзэр зОлсту hобм, ин йЕдэр hойз hУндэрт цИмэрн, ин йЕдэр цИмэр цвАнцик бэтн, ун кадОхэс зол дих варфн фун эйн бэт ин дэр цвЭйтэр] ("Чтоб у тебя было сто домов, в каждом по сто комнат, в каждой комнате по двадцать кроватей, и чтоб тебя в лихорадке швыряло с одной кровати на другую")
469 - [hОмэнс гдУлэ ун кОйрэхс нэс золн дих трэфн] ("Желаю тебе возвышения Амана и чуда Кораха" - пояснения см. в учебниках еврейской истории)
470 - [hЭйнг дих Уф аф а цУкерштрикл, вэсту hобм а зисн тойт] ("Повесься на веревочке из сахара - будет у тебя сладкая смерть")
477 - [вилст зих байтн? мАйнэ клогн ин дАйнэ зайтн] ("Хочешь меняться? Моя беда тебе в бока")
478 - [вифл ёр ду бист гегАнген аф ди фис, зОлсту гейн аф ди hэнт - ун ди Ибэрике зОлсту зих шарн афн hинтн] ("Сколько лет ты ходил на ногах - столько же чтоб проходил на руках, а оставшиеся годы чтоб ползал на заднице")
479 - [вэн ду нэмст Айн а мИсэ-мэшУнэ, волт гевЭн а барг аф дэр эрд - Обэр нит кейн лох ин hимл] ("Когда ты отправишься на тот свет, будет горка на земле - но не дыра в небосводе"; врата небесные будут закрыты пред тобой)
483 - [вэр эс из мир мэкАнэ / вэр эс фаргИнт мих нит, | зол алЭйн нит hобм] ("Кто мне завидует, чтоб сам ничего не имел")
489 - [вэрн зол фун дир а блИнчик ун фун им а кац, эр зол дих Уфэсн ун мит дир зих дэрвАргн - волт мэн фун айх бэйдн пОтэр гевОрн] ("Чтоб ты превратился в блинчик, а он в кошку, и чтоб она тебя съела и тобой подавилась - избавились бы от вас обоих")
493 - [зол дайн мойл зих кЕйнмол нит фармАхн ун дайн hинтн - кЕйнмол зих нит Эфэнэн] ("Чтоб твой рот никогда не закрывался, а задний проход никогда не открывался")
494 - [зол дир гот арАйнгебм а нАйе нэшОмэ ун цУнэмэн ди Алтэ] ("Чтоб Б-г вселил в тебя новую душу и забрал старую")
501 - [зол шойн зайн а грОйсэр ярИд ин ганЭйдн, ун золст дорт мацлИех зайн] ("Чтоб в раю устроили большую ярмарку и чтоб ты там преуспел")
502 - [золт ир Эйнэр дэм Андэрн Айншлинген ун Эйнэр митн Андэрн зих дэрвЭргн] ("Чтоб вы друг друга проглотили и друг другом подавились")
503 - [золн дАйнэ бЭйнэр зих брЭхн азОй офт, ви ди асЭрэс hадИбрэс] ("Чтоб твои кости ломались так часто, как нарушаются Десять заповедей"; слово [брэхн] означает не только "ломать", но и "нарушать")
504 - [золн дАйнэ зин зайн азОй гезУнт ун штарк, аз ди армЭй-доктОйрим золн зих фрЭйен] ("Чтоб твои сыновья радовали своим здоровьем армейских врачей"; имеются в виду врачи военкомата)
506 - [зол дАйнэ сОним Ойслинкен зЭйерэ фис вэн зэй вэлн танцн аф дайн кЕйвэр] ("Чтоб твои враги вывихнули ноги, танцуя на твоей могиле")
508 - [золн дир ваксн бУрикес/цИбэлэх фун пУпик, ун золст пишн мит боршт] ("Чтоб из твоего пупка росла свекла / рос лук, и чтоб мочился ты борщом")
510 - [золст азОй фарфОйлн вэрн, аз цигн, тхойрн ун хазЭйрим золн зих Опзогн цу форн мит дир ин эйн фур] ("Чтоб ты настолько прогнил, что козы, хорьки и свиньи откажутся ехать с тобой на одной подводе")
513 - [золст бЭсэр лэбм - ун мУчен зих] ("Лучше уж живи - и мучайся")
517 - [золст hобм ди сАмэ фЭтэ гандз - нор нит кейн цейн, ди бЭстэ вайн - нор нит кейн хуш-hатАм, дос шЕнстэ вайб - нор нит кейн зАхрэс] ("Чтоб у тебя был самый жирный гусь - но чтоб не было у тебя зубов; чтоб было самое лучшее вино - но чтоб не было у тебя вкусовых ощущений; чтоб была самая красивая жена - но чтоб не было потенции")
518 - [золст hобм hанОэ фун дайн хАсэнэ-сУдэ ун зих дэрвАргн митн лэцтн бисн] ("Чтоб ты насладился своей свадебной трапезой и подавился последним куском")
522 - [золст вэрн а ванц ин пэтлЮрэс матрАц ун пЭйгерн фун зайн хАзэршер блут] ("Чтоб ты стал клопом, обитающим в матраце у Петлюры, и сдох от его свиной крови")
523 - [золст вэрн азОй райх, аз дайн алмОнэс ман зол зих кЕйнмол нит зоргн вэгн парнОсэ] ("Чтоб ты так разбогател, чтобы новому мужу твоей вдовы никогда не заботиться о заработке")
528 - [золст зайн гебЭнчт ви а шАбэс-лихт - брЭнэн фун ойбм ун шмэлцн фун унтн] ("Чтоб над тобой произнесли благословение, как над субботней свечой - чтоб ты сверху горел, а снизу плавился")
529 - [золст зайн ви а ломп: hЭйнген батОг, брЭнэн банАхт ун Ойсгейн индэрфрИ] ("Чтоб ты уподобился лампе: днем висел, ночью горел, а под утро угас")
532 - [золст лэбм - Обэр нит ланг] ("Чтоб ты жил - но недолго")
537 - [золст фаршпОрн ди бизьЁйнэс ун ди крэйнк фун дэр Элтэр] ("Чтоб ты не познал унижений и хворей старости")
538 - [золст цу кЕйвер-исрОэл нит кУмэн] ("Чтоб тебя похоронили не на еврейском кладбище")
540 - [золст крЭйнкен ин нАхэс] ("Чтоб ты болел в свое удовольствие" - на иллюстрации изображена сексапильная медсестра у постели больного)
544 - [зайн зОлсту фар мир а шЕйнэ рЭйнэ капОрэ] ("Чтоб ты стал достойной жертвой искупления моих грехов")
545 - [хАсэнэ зОлсту hобм митн малэхамОвэсэс тОхтэр] ("Чтоб ты женился на дочери ангела смерти")
547 - [тИтусэс вЭрэмл зол дир арАйн ин коп] ("Чтоб червяк Тита влез к тебе в голову"; по преданию, червь точил голову римского императора Тита в наказание за сожжение Второго Храма)
549 - [трогн зол мэн дих аф дэр мИтэ] ("Чтоб тебя несли на погребальных носилках")
554 - [лахн зОлсту мит Ящеркес<, мит блут ун мит Айтэр>] ("Чтоб ты смеялся, выплевывая ящериц<, кровь и гной>")
556 - [лойфн зОлсту ин бэйс-hакИсэ йЕдэ драй минУт Одэр йЕдэ драй хадОшим] ("Чтоб ты бегал в туалет каждые три минуты или каждые три месяца")
561 - [мит аш ун мит мАим афн алтн бэйс-хАим] ("С пеплом и водой - на старое кладбище"; пеплом посыпают голову в знак траура, водой омывают руки после похорон)
565 - [майн тАтэ ин дАйнэ ёрн hот шойн Этлэхэ пор тахрИхим церИсн] ("Мой отец в твои годы уже износил несколько саванов"; дословно: "...несколько пар саванов разорвал")
568 - [мАйнэ сОним золн hобм ун багрОбм] ("Чтоб враги мои разжились и тут же разорились"; дословно: "...имели и закопали")
569 - [мэ зол дих Айнладн цум губэрнАтор аф а сУдэ, ун ду золст им гебм а грэпц ин пОнэм] ("Чтоб тебя пригласили на пир к губернатору и ты рыгнул ему в лицо")
571 - [мэ зол дих шойн Опгисн мит тэhОрэ-вАсэр] ("Чтоб уже совершили над тобой обряд омовения" - чтоб ты сдох)
572 - [мэ зол дир Онзогн дурх а гой] ("Чтоб дурные вести пришли к тебе от иноверца")
573 - [мэ зол нуцн дАйнэ кИшкес аф hЭйнген вэш] ("Чтоб на твоих кишках вешали бельё")
595 - [с'зол нох дир кУмэн а Ёгениш] ("Чтоб тебя настигла погоня" или "Чтоб тебя замучил понос": амбивалентность фразы вызвана двузначностью последнего слова)
596 - [с'зол дих Онхапм а штЭхэниш ун а брЭхэниш, а рАйсэниш ун а бАйсэниш] ("Чтоб тебя постигли колики и ломота, нарывы и зуд")
598 - [с'зол дир азОй дрЭйен ин бойх, мэ зол мЭйнэн аз с'из а катэрИнке] ("Чтоб у тебя так крутило в животе, как будто играет шарманка")
599 - [с'зол дир дУнэрн ин бойх, вЭсту мЭйнэн аз с'из а hОмэн-клапэр] ("Чтоб у тебя в животе гремело, как пуримская трещотка")
604 - [с'зол дир зайн гут афн гутн-орт] ("Чтоб тебе было хорошо на кладбище"; иносказательное название кладбища - в именительном падеже [гУтэр-Орт], дословно "хорошее место")
610 - [с'золн кУмэн аф дир ди фир пАсэхн] ("Чтоб тебя постигла лихорадка" - дословно "Чтоб к тебе пришли четыре патаха": именно таковы огласовки в слове "в лихорадке", которое в современном иврите звучит [ба-кадАхат], а в ашкеназском произношении - [ба-кадОхэс])
612 - [эсн зол дих Алэ тог а вОрэм, ун шАбэс - зибм] ("Чтоб каждый день точил тебя червь, а по субботам - семь <червей>")
614 - [эсн зОлсту геhАктэ лЭбэр мит цИбэлэс, шмАлцhэринг, ёйх мит кнЭйдлэх, карп мит хрэйн, Айнгедэмфтс мит цИмэс, лАткес, тэй мит цитрИн йедн тог - ун золст зих мит йедн бис дэрштИкн] ("Чтоб ты каждый день ел рубленую печёнку с луком, жирную селёдку, бульон с клёцками, карпа с хреном, тушёное с цимесом, оладьи, чай с лимоном - и чтоб давился каждым куском")
618 - [плацн золсту фун нАхэс] ("Чтоб ты лопнул от <избытка> удовольствия")
622 - [фаргЕлт ун фаргрИнт зОлсту вэрн] ("Чтоб ты пожелтел и позеленел"; на идиш слово "пожелтел" звучит так же, как "за деньги" [фар гелт] - и этот каламбур употребляют в ответ на навязчивое выпрашивание денег)
626 - [фаркрЭйнк дос аф | дайн гуф / дАйнэ бЭйнэр] ("Чтоб эти деньги ты потратил на лечение | своего тела / своих костей")
636 - [францн зол дих Уфэсн ун ди ноз зол дир арОпфалн] ("Чтоб тебя пожрал сифилис и нос у тебя отвалился")
641 - [цен шифн мит голд зОлсту фармОгн, ун дос гАнце гелт зОлсту фаркрЭйнкен] ("Чтоб было у тебя десять кораблей золота? и чтоб ты израсходовал все деньги на врачей")
644 - [коп ин др'эрд, фис ин клОйстэр] ("Головой в землю, ногами в церковь" - в адрес выкреста)
646 - [куш а бэр Унтэрн фАртэх] ("Поцелуй медведя под фартуком")
648 - [кейн бЭсэрэ тэг зОлсту нит hобм] ("Чтоб не знавал ты лучших дней<, чем нынешние>")
653 - [кейн цар зол нит зайн, ун ду золст ойх нит зайн] ("Чтоб горя не было - и тебя самого тоже")
654 - [кригн зОлсту а плац] ("Чтоб ты лопнул"; альтернативное значение с учетом амбивалентности слова [плац] - "Чтоб ты обрёл место")
659 - [рэмАтэс ин пЯтэс] ("Ревматизм <тебе> в пятки")
665 - [шрайбм зол мэн дир рэцЭптн] ("Чтоб писали тебе <только> рецепты")

"Новости недели", Тель-Авив

Вернуться на главную страницу


ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИЕРУСАЛИМ УЛЫБАЕТСЯ

Ефим ГАММЕР, Иерусалим

Казалось бы, совсем недавно, на совещании иерусалимских писателей поэт Евгений Минин предложил издать юмористический альманах и даже название для него придумал - "Литературный Иерусалим улыбается". Дело в том, что на протяжении почти десяти лет мы время от времени выпускаем альманах "Литературный Иерусалим", куда входят, так сказать, серьезные произведения. Но всем хорошо известно, что нет такого писателя в мире, который иногда не сочинял бы для себя какие-либо смешные вещи - стихи. афоризмы, шутки. Вот из этого материала, остающегося, как правило, в столе писателя, мы и решили создать юмористический сборник. Надо сказать, идея себя оправдала на все сто. И получилась не книга серьезных писателей о смешном. А очень даже веселая, я бы сказал, разудалая книга, вызывающая временами не просто улыбку, а заразительный смех. Этому способствовали Ави Дан и Ася Векслер, Хаим Венгер и Александр Любинский, Белла Верникова и Лорина Дымова, Игаль Городецкий и, конечно же, редколлегия - Хаим Венгер, Ефим Гаммер, Тамара Дубина, Леонид Рудин и Евгений Минин (он и отвечал за осуществление проекта и собирал материалы для сборника).
В альманах вошли произведения 28 авторов, в большинстве своем - из Иерусалима, но представлены и наши гости, которые, к слову, и частые гости моего радиожурнала "Вечерний калейдоскоп" - Илья Герчиков из Тель-Авива и Геннадий Костовецкий из Хайфы, а еще старейший мэтр юмористического жанра Марк Азов.
С него и начнем наше вхождение в мир юмора и сатиры, представленный на страницах иерусалимского альманаха.
Разумеется, не могу познакомить вас со всеми авторами. Я просто отберу из их произведений те, что покороче, с учетом известного афоризма - "краткость - сестра таланта, но теща гонорара". Произведения подлиннее вы и сами сможете прочесть, без моей помощи, открыв книгу на нужной странице. А пока что откроем ее на третьей...

Марк АЗОВ

Трагедия Рабиновича

Выиграл 50 миллионов, и его лишили социальной надбавки.

Эка логика!

Ничто в природе не исчезает бесследно, кроме самой природы.

В мире животных

У индюка был зам - попугай. Но уж больно умный. Стал индюк думать, как от него избавиться. Думал... думал... думал... И сдох. С непривычки: раньше за него думал попугай.

Елена АКСЕЛЬРОД

Ревнивый носорог

Рогоносец-носорог,
Носорожицу стерег.
Нет прелестней рожицы.
Чем у носорожицы.

Григорий БАРДИН

Кашалот купил кошелку,
Ситца, штапеля и шелку -
Шить кашне, поскольку год
Сильно кашлял кашалот.

Александр ВОЛОВИК
(поэт, которого уже нет с нами)

Каждому - свое

Послушным детям - пироги,
Им вдоволь веселиться.
А те, кто встал не с той ноги,
Пускай едят горчицу.

Илья ГЕРЧИКОВ

Из цикла "Философские камушки"

Автомобиль не роскошь, роскошь - пешие прогулки.
Без хлеба не до зрелищ.
Бить ребенка допустимо лишь в порядке самообороны.
В демократию играть, можно и доиграться.
Взял слово - отдай мысль.

Вадим ГРОЙСМАН

А любопытно через десять лет
Взглянуть на белый свет.
Проверить первым делом,
Остался ли он белым!

Борис КЛЕЙМАН

Если хочешь быть лидером у баранов, готовься стать козлом.
Мании величия много не бывает.
Весна в Израиле. На улицах появились нарядно раздетые девушки.

Рина ЛЕВИНЗОН

Афоризмы

Мир делится на тех, кто делает и тех, кто критикует.
Друзья нам нужны для того, чтобы им помогать.
Мы все заслуживаем незаслуженной любви.
Старость наступает, когда мы начинаем жаловаться.

Евгений МИНИН

Времена

"Времена не выбирают..."
Но когда бушует смута,
Времена перевирают -
Так, как выгодно кому-то.

О детях

Выросли детки,
Разъехались детки.
Все реже звонки,
Все чаще - таблетки.

Ефим ГАММЕР

Любовь удава

Убереги меня, Создатель,
От сей любви, от сих объятий.

Величие мысли

На сердце тайным спазмом
Таит он мысль такую:
Как от маразма до оргазма
Пройти, погост минуя.

Игорь ГУБЕРМАН

х х х

Ах, как бы нам за наши штуки
платить по счету не пришлось!
Еврей! Как много в этом звуке
для сердца русского слилось!

х х х

Наследства нет, а мир суров.
Что делать бедному еврею?
Я продаю свое перо,
и жаль, что пуха не имею.

Геннадий КОСТОВЕЦКИЙ

Наблюдения за жизнью

Самый допотопный тип - Ной.
Время берет свое, но лучше бы брало чужое.
Подопытные кролики опытными не становятся.
Хорошими людьми не рождаются, ими умирают.

Леон ШМУЛЬСКИЙ

В Мессию верит наш народ.
И нет ни у кого сомнения,
В том, что он к нам уже идет,
Ведь есть закон о возвращении.

Вернуться на главную страницу


МОНОЛОГИ МАРЬЯНА БЕЛЕНЬКОГО

Еврейская мама

Мама, опять ты здесь!? Сколько раз я просил не приходить в операционную, когда я делаю операцию. Я же велел вахтерам тебя не пускать. В окно влезла? Но у нас 12-й этаж! По пожарной лестнице? Почему на тебе халат нашего главврача? Ты его одолжила, пока он был в туалете? Какой бульончик? Мама, неужели нельзя подождать, а? У меня сложнейшая операция. Мама, эту штучку, что ты показываешь, вырезать нельзя, это сердце. Еврейское? Не знаю, для меня все пациенты одинаковы. Я давал клятву Гиппократа. Я не знаю, как его отчество. Нет, он не еврей. Он, кажется, грек. Хорошо, хорошо, пусть будет еврей, только уйди, ради Бога. Да, он сказал, что ко всем пациентам надо относиться одинаково. И к пациенткам. Я не знаю, замужем ли она. Какая девочка? Это старшая операционная сестра. Национальность? Какая разница, она хорошо работает. Я не собираюсь на ней жениться, с чего ты взяла? Мама, не надо так махать руками, ты заденешь аппаратуру. И вообще - убери руки из брюшной полости оперируемого. И, ради Бога, не надо мне рассказывать, как делать операцию на сердечном клапане. Ты таки старший бухгалтер, у тебя грамота профкома, но это немножко не по твоей части. Я не могу сейчас смотреть фотографии тети Рахель из Чикаго. Кто крутится без дела? Кого выгнать? Это анестезиолог. Нет, он не еврей. Похож на дядю Зюню? Мама, успокойся, это кошерный мясной скальпель, я им сыр не режу. Нет, мама, извини. Мне для родной мамочки ничего не жалко, но скальпель я тебе не дам. Хорошо, я попью бульончик, но дай обещание, что сразу после этого ты уйдешь.

Что ты делаешь? Ты жаркое тоже принесла? И компот? Но это же операционный стол! Здесь чище? Больной, конечно, не убежит, но... Ты и электроплитку принесла? Мама, давай чуть попозже, а? Руки? Конечно, мыл. Перед операцией. Хорошо, но у меня заняты руки, я открою рот, ты мне положишь. Ммммм. Да, утром я кушал. И рыбу. И косточкой не подавился. И уши вымыл. И шею. Я сейчас не могу показать, у меня руки заняты. Что значит "Отрежь что нибудь для Тузика"? Я знаю, что наш Тузик - чистокровный еврей, но с собаками в операционную нельзя! Мама, направь прожектор на брюшную полость. Спасибо. Дай зажим. Скальпель. Еще зажим. Теперь ... Мама, что ты делаешь?! Откуда ты знаешь, как это делается?! Много раз смотрела, как я делаю? Мама, закончи шов, мне надо в туалет. Мама, что-то я неважно себя чувствую, следующего больного будешь оперировать сама.

Вы знаете, чем отличается еврейская мама от урагана? Ураган скоро проходит.
Еврейские мамы - дай им Бог здоровья.


Сваха

Мужчина, вы на следующей выходите? Вы весь в каком-то пуху. А ну, повернитесь, я вас отряхну. Приличный костюмчик, вы здесь брали или в нем приехали? Но что-то на вас он вида не имеет. Некому, видно, за вами поухаживать. Как узнала? По костюму? Ай, бросьте. По глазам. И запах, извините. Запах одиночества у мужика никаким шампунем... Женщина может сделать вид, что у нее все в порядке, а мужик… Я вам со спины за километр могу сказать, кто женатый, а кто, как вы выражаетесь, свободный.
Что вам сказать? Одинокий - у него же взгляд, как у голодного волка.
Мужчина, вам таки сильно повезло, что вы меня встретили. Знаете что, у меня есть для вас на примете одна. Такая женщина! Таких просто не бывает!
Вы ее увидите - вы забудете про всё. Она недавно развелась. Живет здесь, на Гилель 26. Да, Рая. Вы ее знаете? Ой, нет, раз вы ее знаете, она вам не подходит. Ой, да вы не волнуйтесь, я вам дам другую, какая вам разница. Этого добра у меня навалом. Шоб у меня столько счастья.... Это такая женщина! Такая преданная! Ой, она его так любит, так любит. Она с утра встает и бежит к нему и не отходит от него до вечера. Она и кушает возле него, и спит с ним. Как с кем? С этим, со своим компьютером. Скажите, ну будь у нее нормальный мужчина, ей была бы нужна эта железяка? Ну, уговорила? Завтра пойдем знакомиться. Вы меня будете всю жизнь благодарить. Даже больше. Только учтите, она здесь в гостях - вам надо будет потом переехать к ней на Голаны. На сирийской границе. Ай, не морочьте голову. Я сказала - значит, переедете. Куда ж вы денетесь от своего счастья? Нет, вы посмотрите на него ! Он еще упирается! Люди ради счастья горы ворочают, на другой конец света… Ну, хорошо, хорошо. Ну, тогда есть еще одна. Не хотите на Голаны, есть одна прямо здесь, под боком… Красавица! Вы увидите ее фотку - вы больше никогда ни на кого смотреть не захотите. Ой, ша, я забыла: она же замужем. Надо ждать, пока они разведутся. Нет, они живут хорошо. Так я вас записываю в резерв. Мужчина, не выходите, подождите, я сейчас к вам вернусь… Женщина, извините. Я вижу, у вас в пакете четверть курицы. Что "ну"? Кому нужна четверть курицы? Не целая, не половинка. Значит, вы…С чего вы взяли, что я вас собираюсь с кем-то знакомить? Ой, вы мне нужны, подумаешь!... А если даже собираюсь? Я скажу честно - вам сильно повезло, что вы меня встретили. Вы меня потом будете всю жизнь благодарить, если не больше. Да, есть тут у меня один. Мы можем с вами выйти, так мы прямо к нему зайдем. Что он делает? Он делает вид. Он делает вид, что он большой человек. . Сказать по правде, он большой шлемазл, если б это не мой племянник, так я бы вообще им не занималась. Так когда мы к нему пойдем? Как, вы замужем? Так что ж вы мне столько времени голову морочили? Подождите, а четверть ку… Дочке? Понятно. Она у вас одна живет? Сколько ей лет? Ой, послушайте, у меня есть для нее вариант. Правда, я его для себя берегла, но для хорошего человека...
Что такое, куда вы все выходите? Конечная? Ничего, я поеду обратно. Время у меня есть. Ой, чтоб у меня было столько счастья, сколько у меня времени. Водитель, поехали! Кстати, водитель, а что это у вас брюки не выглажены? Я вам мешаю? Да я вам помочь хочу. Знаете, у меня есть для вас... Ладно, ладно, выхожу. Вот вам моя карточка, если что, позвоните. Вы меня будете благодарить потом всю жизнь, если не больше.

Иерусалим, октябрь 2005

 

Вернуться на главную страницу


СВЯТОЕ ЧУВСТВО ЛОКТЯ

Юрий БОРИН, Балтимор

Недавно исполнилось двенадцать лет, как я в Америке. Конечно, дата не Бог весть какая, но на досуге я задумался: какая принципиальная разница между той страной, откуда мы уехали, и той, куда приехали? И пришел к неожиданному выводу: та была страной общественного транспорта, а эта, в основном, личного. Именно транспорт сыграл глобальное значение в истории той удивительной страны, потому что, как неопровержимо доказали классики марксизма, бытие определяет сознание.

Вспомните, что мы делали по утрам. Торопясь на дорогую нашему сердцу работу, мы брали штурмом общественный транспорт, распихивая локтями орды жаждущих ехать вместе с нами или вместо нас. Не отсюда ли появилось чудесное выражение - "чувство локтя"?
А что мы при этом думали? Мы думали, что каждый из участников той героической транспортной битвы - конечно же, твой друг, товарищ и брат. И мы обращались к нему по-братски ласково, на "ты":
- Эй, ты, козел, куда прешь!?
А о чем думает американец, садясь в свой "форд" или в "тойоту"? Да никаких мыслей о друзьях-товарищах у него нет и в помине. Он думает исключительно о себе, о своем личном благе и о своем собственном автомобиле. Спрашивается, какое у него может быть чувство локтя?
Идем дальше. Вот вы, наконец, внедрились в нужный автобус (или трамвай), вас давят со всех сторон, как виноград, из которого хотят сделать вино, но вы, конечно, не поддаетесь и отчаянно пытаетесь хотя бы сохранить свои хрупкие косточки. О чем вы думаете в это время? Разумеется, об общественном благе. Потому что вы бережете себя для того, чтобы отдаться любимой работе, поскольку общество без вашего колоссального вклада в дело строительства светлого будущего безусловно погибнет.
Ну, а о чем думает тот же американец, двигаясь на своем индивидуальном "бьюике" или "додже" по всяческим хайвеям? Он думает только об одном - как бы не застрять в дорожной пробке и таким образом не потерять время и деньги. Стало быть, он думает исключительно о своем, личном. Только и всего.
Да, уважаемые друзья, общественно-коммунальный транспорт сыграл в нашей с вами истории огромную морально-воспитательную роль. Он выковал наше с вами сознание. Благодаря ему мы стали печься об общественном благе. Благодаря ему мы познали силу общественного воздействия на каждого отдельно взятого индивидуума. Что такое человек? Как сказал поэт, единица - ноль. А в массе - это сила, которая может так сдавить...
Впрочем, речь не только о транспорте. Транспорт - лишь малая толика того, что называлось замечательным словом "коммунальный". Ну, разве мы можем забыть коммунальные квартиры, которые мы любовно называли коммуналками? Чудесные "вороньи слободки", где никто не ощущал своего одиночества, даже если очень этого хотел. Общий туалет и общая кухня связывали нас больше, чем самые тесные родственные узы.
А ведь американцы до сих пор не могут понять, что такое коммуналка. Им недоступно чувство близости двух керосинок, стоящих на соседних кухонных столах. Они не в состоянии уразуметь, почему в одной и той же квартире могут жить абсолютно чужие люди. Когда мы рассказали одной коренной американке о чудной многокомнатной квартире, где мы когда-то жили большой дружной семьей, она удивленно спросила:
- И это всё были ваши близкие родственники?
- Нет, конечно. Скорее дальние знакомые.
- Но ведь это разврат! - воскликнула она в ужасе.
У них это не укладывается в голове. Зато у нас великолепно все укладывалось. И в голове, и в комнатах, где мы ютились, и в коридорах, где стояли сундуки наших соседей, а на стенах висели велосипеды. Потому что мы были людьми с коммунальным сознанием. И если кто-то из соседей плюнул в вашу кастрюлю с супом или не потушил лампочку в общем туалете, вы безошибочно вычисляли, кто виноват, и устраивали ему веселую жизнь.
Недаром наш бывший великий вождь, однажды взглянув окрест, сказал, что жить стало лучше, жить стало веселее. И верно, жизнь была у нас веселой и наполненной до краев. Мы знали, что всё в нашей стране делается для человека и во имя человека. И мы отлично знали его имя. Хотя нет, не одного человека, а изрядного количества ему подобных. Мы несли во время демонстраций их портреты, мы учили в школе их биографии и, конечно же, хорошо знали их лица. Я бы не сказал, что эти лица отражали глубину мысли или хотя бы способность мыслить, но разве их подбирали по способностям? Они подбирали себя сами, и мы не были допущены к этой замысловатой процедуре.
Вообще, они играли в одни игры, а мы - в другие. У них было все свое: свои магазины, свои забавы и даже свои мясокомбинаты, где делалась спецколбаса, недоступная для наших с вами зубов. Они летали за границу на спецсамолетах и отдыхали в спецсанаториях. Ездили в спецмашинах, жили в спецдомах с улучшенной планировкой и ели свою спецеду, которая нам могла только присниться.
Свое было и у нас: коммуналки и очереди, когда мы чувствовали не только локти друг друга, но также животы и спины. Иногда нам для разнообразия давали профсоюзную путевку со скидкой. И у нас была масса поводов для радости. К примеру, мы радовались, когда доставали что-нибудь дефицитное. Какие-нибудь импортные штаны или меховую шапку из ондатры. А если у нас была знакомая продавщица в соседнем магазине или блат в театральной кассе, то это вообще было верхом блаженства.
И еще мы пели вдохновляющую песню: "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек". И это была чистая правда, поскольку в страны, где вольно дышит человек, нас, как правило, не пускали. А чтобы мы спали спокойно, не боясь заграничных агрессоров, которые только и норовили нас заграбастать, для нас построили железный занавес. И за ним нам разрешили дружно бороться за мир во всем мире. Если же кто-либо из нас чего-то недопонимал и задавал детские вопросы, его отправляли учиться уму-разуму. Для учебы были приготовлены специальные наглядные пособия в виде колючей проволоки, деревянных нар и сторожевых вышек.
Вероятно, правильно рассуждал Моисей, который водил наших предков по пустыне сорок лет, чтобы они напрочь забыли о том, что прежде были рабами. А сколько нам нужно прожить в Америке, чтобы всё это забыть?

Вернуться на главную страницу


Американист

Михаил ВЕЛЛЕР


Была в ходу в Ленинграде после шестьдесят седьмого года и такая шутка: "Чем отличается Суэцкий канал от канала Грибоедова? Тем, что на Суэцком евреи сидят по одну сторону, а на Грибоедова - на обеих". На канале Грибоедова, а отнюдь не на Суэцком, родился некогда и известный советский политический обозреватель-американист, комментатор, политолог и обличитель Валентин Зорин. Правда, фамилия его была тогда не Зорин, а несколько иная, более гармонирующая с внешним обликом.
Про Зорина была и шутка персональная: Родилась она во время визита в Союз Генри Киссинджера и основывалась на необычайном их внешнем сходстве: Зорин был вылитой копией Киссинджера, прямо брат-близнец, только в одну вторую натуральной величины - тот же курчавый ежик, оттопыренные уши, жирный подбородок и роговые очки. "Скажите, пожалуйста, господин Зорин, вы еврей? - Я - русский! - А-а. А я - американский".
Вот этот Валентин Зорин, знаменитый в те времена человек, лет двадцать безвылазно просидел в Америке. Он был собкором ТАСС, и АПН, и "Правды", и всего на свете. Он в этой Америке изнемогал и жертвовал жизнью на фронтах классовой борьбы. Он жил в американском коттедже, ездил на американской машине, жрал американскую еду и носил американскую одежду. В порядке ответной любезности он сумел рассказать об Америке столько гадостей, что будь она хоть чуть-чуть послабее и поменьше - давно бы рухнула под тяжестью его обличений.
В профессиональной среде он имел среди коллег кличку "Валька-помойка".
Зорин был профессионал, и не было в Америке такой мелочи, которую он не обращал бы ей в порицание и нам в хвалу. Умел отрабатывать деньги. А деньги были неплохие; зеленые такие. Баксы. Не каждый сумеет за антиамериканскую неусыпную деятельность получать в американской же валюте.
Такое было время акробатов пера и шакалов ротационных машин.
И вот он однажды под вечер выходит из одних гостей. Его там в доме принимали прогрессивные американцы, кормили его стеками, поили виски и говорили всякие приятные вещи. И он уже обдумывает, как сделать из этого антиамериканский материал. И повыгоднее его пристроить.
И идет он к своей машине, припаркованной в сотне метров у тротуара. И тут сзади ему упирается в почку что-то вроде пистолетного ствола, и грубый голос приказывает:
- Не шевелиться! Бабки гони!
Ограбление, значит. Типичный нью-йоркский вариант.
Зорин, как человек искушенный и все правила игры знающий, не дергается. В нагрудном кармане пиджака у него, как советуют все полицейские инструкции, лежит двадцатка. И он ровным голосом, стараясь не волноваться, отвечает, что у него с собой двадцать долларов всего, в нагрудном кармане.
- Доставай, но без резких движений!
Он осторожно достает двадцатку и протягивает за плечо. Ее берут, и голос угрожает:
- Пять минут не двигаться! А то - покойник!
И тихие шаги удаляются назад.
Когда, по расчетам Зорина, времени проходит достаточно для того, чтобы грабитель удалился на безопасное расстояние, он оглядывается - и видит, как за угол скрывается поспешно негр. Самый такой обычный, в синих джинсах, в клетчатой рубашке, в белых кедах.
Зорин садится в свою машину и едет. А сам обдумывает. Это ж какой случай замечательный! Средь бела дня советский корреспондент ограблен в центре Нью-Йорка вооруженным преступником! Вот уже до чего дошел разгул безобразий! И полиция их продажная бессильна! Прекрасный материал сам вруки приплыл.
И чтобы сделать очередной журналистский шедевр более убедительным, емким и панорамным - показать всю прогнилость и обреченность ихнего строя, он гонит к ближайшему отделению полиции. Стреляный воробей: а то завопят потом - лжет этот красный, никто его не грабил, почему не обратился в полицию, если грабили?! Пожалуйста - обращаюсь.
А поди ты его поймай: лица не видел, примет не знаю, а таких ограблений - да тысячи ежедневно. Стрелял наркоман двадцатку на дозу - это как промысел: верняк.
Он тормозит под вывеской полицейского участка и просит проводить его к дежурному - он должен заявить об ограблении.
В отделении сидит под кондиционером здоровенный сержант с красной ирландской рожей и голубыми глазками, вытянув ноги на стол, и жует жвачку.
- Привет! - говорит он Зорину. - Какие проблемы?
- Я советский журналист! - заявляет Зорин. - И меня сейчас ограбили прямо на тротуаре в вашем городе!
- Да, - сочувствует детина, - это бывает. Кто ограбил?
- Приставили пистолет к спине и отобрали деньги.
- Приметы, - говорит детина, - приметы! Подробности потом. Если вы заинтересованы, чтобы мы нашли преступника - давайте попробуем.
- Черный, - описывает Зорин ехидно. - В синих джинсах, в клетчатой рубашке. В белых кедах. Роста так среднего. Не старый еще, конечно.
- Так, - спокойно говорит сержант. - Понятно. Где это, говорите, случилось, мистер? Сколько минут назад?
А во всю стену мигает лампочки подробнейшая карта города.
Сержант щелкает тумблером и говорит:
- Алло! Джон? Фил? Уличное ограбление. Квадрат 16-Д. Тридцать шестая, близ угла Второй авеню. Девятнадцать пятнадцать плюс-минус минута.
Чернокожий, среднего роста, синие джинсы, клетчатая рубаха, белые кеды.
Давайте. Он бомбанул русского журналиста, тот волну гонит. Да. Сколько он у вас взял, сэр?
А говорить, что весь этот сыр-бор из-за двадцатки, как-то и неудобно.
Не того масштаба происшествие получается. Попадет потом в газеты:
коммунистический журналист хотел засадить в тюрьму бедного представителя угнетенного черного меньшинства за паршивые двадцать долларов. И Зорин говорит:
- Триста долларов.
- Алло! Он с него снял триста баков - вы пошустрите, ребята.
Придвигает Зорину пепельницу, газету, пиво:
- Посидите, - говорит, - немного, подождите. Сейчас ребята проверят, что там делается. Да, - признается, - с этими уличными ограблениями у нас просто беда. Уж не сердитесь.
- Ничего, - соглашается Зорин, - бывает. - А сам засекает время: чтоб написать потом, значит, сколько он проторчал в полиции, и все без толку, как его там мурыжили и вздыхали о своем бессилии. Отличный материал:
гвоздь!
Он располагается в кресле поудобнее, открывает банку пива, разворачивает газетку... И тут распахиваются двери, и здоровенный полисмен вволакивает за шкирку негра:
- Этот?
И у Зорина отваливается челюсть, а пиво идет через нос. Потому что негр - тот самый...
Сержант смотрит на него и констатирует:
- Рост средний. Особых примет нет. Джинсы синие. Рубашка клетчатая.
Кеды белые. Ну - он?!
И Зорин в полном ошеломлении машинально кивает головой. Потому что этого он никак не ожидал. Это... невозможно!!!
Нет - это у них там патрульные машины вечно болтаются в движении по своему квадрату, и до любой точки им минута езды, и свой контингент в общем они знают наперечет - профессионалы, постоянное место службы. Так что они его прихватили тут же поблизости, не успел еще бедняга дух перевести и пивка попить.
- Та-ак, - рычит сержант. - Ну что: не успел выйти - и опять за свое?
Тебе что - международных дел еще не хватало? Ты знаешь, что грабанул знаменитого русского журналиста, который и так тут рад полить грязью нашу Америку?
- Какого русского, офицер? - вопит негр. - Вы что, не видите, что он - еврей? Стану я еще связываться с русскими! Вы меня с Пентагоном не спутали?
Зорин слегка краснеет. Сержант говорит:
- Ты лучше в политику не лезь. Он - русский подданный. И сделал на тебя заявление. Говори сразу - пушку куда дел?
- Какую пушку? - вопит негр. - Да вы что, офицер, вы же меня знаете - у меня и бритвы сроду при себе не было. Что я, законов не знаю?
вооруженный грабеж пришить мне не получится, нет! Я ему палец к спине приставил, и всего делов. А если он испугался - так я не при чем. Никакого оружия!
- Вы подтверждаете, что видели у него оружие? - спрашивает сержант.
- Побойтесь Бога, мистер русский еврей-журналист, сэр! - говорит негр.
Зорин еще раз слегка краснеет и говорит, что нет, мол, собственно оружия он не видел, но он, конечно, может отличить палец от пистолета, и прикосновение было, безусловно, пистолета. Но поскольку он сначала не оборачивался, а потом уже издали мелкие детали было трудно разобрать, то он на оружии не настаивает, потому что не хочет зря отягчать участь бедного, судя по всему, простого американца, которого только злая нужда могла, конечно, толкнуть на преступление.
- О'кэй, - говорит сержант, - с оружием мы тоже разобрались. Теперь с деньгами. Гони мистеру триста баков, живо, и если он будет так добр к тебе, то ты можешь на этот раз легко отделаться.
Тут негр ревет, как заводской гудок в день забастовки, и швыряет в лицо Зорину его двадцатку.
- Какие триста баков! - лопается от праведного возмущения негр. - Пусть он подавится своей двадцаткой! У него в нагрудном кармане пиджака, вот в этом - и тычет пальцем - была двадцатка, так он сам ее вытащил и отдал мне! Сержант, верьте мне: этот проклятый коммунистический еврей хочет заработать на бедном чернокожем! Что я сделал вам плохого, сэр?! Где я возьму вам триста долларов?!
Зорин, человек бывалый, выдержанный, все-таки краснеет еще раз и вообще происходит некоторая неловкая заминка. То есть дело приняло совсем не тот оборот, который был предусмотрен.
Сержант смотрит на него внимательно, сплевывает жвачку и говорит:
- Вы заявили, что грабитель отнял у вас триста долларов. В каких они были купюрах? Где лежали? Вы подтверждаете свое заявление?
Зорин говорит с примирительной улыбкой:
- Знаете, сержант, я все-таки волновался во время ограбления.
Поймите: я все-таки не коренной американец, и как-то пока мало привык к таким вещам. У меня был стресс. Допускаю, что я мог в волнении и неточно в первый момент помнить какие-то отдельные детали. Может быть, там было и не триста, а меньше...
- Вы помните, сколько у вас было наличных? - спрашивает сержант; а полисмен откровенно веселится. - Поверьте, пожалуйста: сколько не хватает?
- Знаете, - говорит Зорин, - я был в гостях, совершил некоторые покупки с утра, подарки, потом мы там немного выпили... Не помню уже точно.
- Выпили, значит, - с новой интонацией произносит сержант. - И после этого сели за руль? Это вы в России привыкли так делать?
- Нет, - поспешно отвечает Зорин, и лицо его начинает чем-то напоминать совет из женского календаря: "Чтобы бюст был пышным, суньте его в улей". - Мы пили, конечно, только кока-колу, я вообще не пью, я просто имел в виду, что у меня было после встречи с моими американскими друзьями праздничное настроение, словно мы выпили, и, конечно, я был немного в растерянных чувствах...
- Короче, - говорит сержант. - Это ваша двадцатка?
- Моя.
- У вас есть еще материальные претензии к этому человеку?
- Я ему покажу претензии! - вопит негр. - Обирала жидовский! Это что ж это такое, сэр, - жалуется он сержанту, - в родном городе заезжий еврей при содействии полиции грабит бедного чернокожего на триста долларов!
Когда кончится этот расизм!
Тогда Зорин на ходу меняет тактику. Делает благородную позу.
- Сержант, - говорит он. - Я не хочу, чтобы этого несчастного наказывали. Мне известно о трудностях жизни цветного населения в Америке.
Пусть считается, что я ему подарил эти двадцать долларов, и давайте пожмем друг другу руки в знак мира между нашими двумя великими державами.
Но сержант руку жать не торопится, а наоборот, его ирландская рожа начинает наливаться кровью.
- Подарили? - спрашивает, пыхтя.
- Подарил, - великодушно говорит Зорин.
- Так какого черта вы заявляете в полицию, что он вас под револьвером ограбил на триста, если на самом деле вы сами подарили ему двадцать? - орет сержант. - Вы же здесь сами десять минут назад хотели закатать его на двенадцать лет за вооруженный грабеж?!
- Я разволновался, - примирительно говорит Зорин. - Я был неправ. Я иногда еще плохо понимаю по-английски.
- Сколько лет вы в Америке?
- Около двадцати.
- Так какого черта вы здесь пишете, если не понимаете по-английски?
Тут до негра доходит, что двадцатку ему вроде как дарили, и он протягивает руку, чтоб взять ее обратно, но Зорин берет быстрее и кладет к себе в карман, потому что двадцати долларов ему все-таки жалко.
- Ладно, - сплевывает сержант. - Со своими подарками разбирайтесь сами. Это в компетенцию полиции не входит. Если у вас больше нет друг к другу претензий, проваливайте к разэдакой матери и не морочьте мне голову.
- Я напишу материал о блестящей работе нью-йоркской полиции, - льстиво говорит Зорин. - Очень рад был познакомиться. Как ваша фамилия, сержант?
- Мою фамилию вы можете прочитать на этой табличке, - говорит детина.
- А писать или не писать - это ваше дело. Не думаю, чтоб мое начальство особенно обрадовали похвалы в коммунистической русской прессе. До свидания. А ты, Фил, погоди минутку. Ты мне пока нужен как свидетель всего
разговора.
И Зорин с негром выкатываются на тротуар, где негр обкладывает Зорина в четыре этажа, плюет на его автомобиль, предлагает на прощание поцеловать себя в задницу и гордо удаляется. А Зорин уезжает домой, поражаясь работе
нью-йоркской полиции и радуясь, что легко выпутался из лап этих держиморд.
А сержант снимает трубку и звонит знакомому репортеру полицейской хроники, который подбрасывает ему мелочишку за эксклюзивную поставку информации для новостей.
- Слушай, - говорит, - Билл, тут у меня был один русский журналист...
Зо-рин... Ва-лен-тин... да, его черный-наркоман грабанул на двадцатку, да, палец сунул к пояснице вместо револьвера... да, так он прикатил к нам и хотел этого бедолагу вскрыть на триста баков... как тебе это нравится, представляешь, закатать его на двенадцать лет?! Да, известный, говорит, журналист...
И назавтра "Нью-Йорк Таймс" выходит во-от с такой шапкой: сенсация!
сенсация! знаменитый русский журналист Валентин Зорин, известный своими антиамериканскими взглядами, пытается ограбить безработного, чернокожего наркомана!!!" И излагается в ярких красках вся эта история - с детальным указанием места, времени, и фамилий полицейских.
После этого перед Зориным закрываются двери американских домов. И его как-то тихо перестают приглашать на всякие брифинги и пресс-конференции. И интернациональные коллеги больше не зовут его выпить, и некоторые даже не здороваются.
И, в конце концов, он вынужден, естественно, покинуть Америку, потому что скандал получился некрасивый. Сидит в Союзе, и лишь крайне изредка проскальзывает по телевизору.
А когда его спрашивают:
- Вы сколько лет проработали в Америке, так хорошо ее знали, - почему все-таки вы ее покинули и вернулись в Союз? - он отвечал так:
- Вы знаете, когда я как-то услышал, что мои дети, выходя из дому в школу, переходят между собой с русского на английский, я понял, что пора возвращаться!..

Вернуться на главную страницу


ТЕМНАЯ ИСТОРИЯ О СВЕТЛОМ ПРОШЛОМ

Юрий БОРИН, Балтимор


Всем известно, что история, в отличие от математики, физики или химии, не принадлежит в числу точных наук. Это в математике дважды два всегда четыре. А в истории может быть дважды два и пять, и шесть, и вообще мышиный хвостик. Все зависит от того, кто эту историю пишет, а также от политической обстановки в данный конкретный период.
Помнится, в детстве мы старательно вычеркивали из школьных учебников по истории всех тех, кто был расстрелян великим вождем товарищем Сталиным. Но прошло немного времени и самого товарища Сталина слегка перечеркнули. Следом за этим подкорректировали и нашего дорогого Никиту Сергеевича, который разоблачил товарища Сталина. А также всех прочих очень дорогих вождей, которые разоблачили товарища Хрущева.
Сегодняшние учебники истории, по которым учатся дети в бывших советских, а ныне независимых республиках, следуют этим проверенным историческим путем.
К примеру, грузинским школьникам очень убедительно объясняют, почему нынешняя Грузия так отстала в своем экономическом развитии. Оказывается, всё потому, что "во времена господства чужеземной силы весь творческий гений нации расходовался в основном на то, чтобы отвоевать независимость. Поэтому времени и энергии на хозяйственное и культурное строительство Грузии почти не оставалось".
Несчастные грузины! Весь их национальный гений был вчистую израсходован на борьбу за независимость от своего соплеменника товарища Сталина, а заодно на приготовление цыплят-табака, сациви и хачапури. На экономику и культуру уже никаких сил не хватало.
Зато на Украине несколько другая ситуация. Украинцы в годы Отечественной войны смогли таки одолеть ненавистных москалей. После отважной борьбы, как утверждает учебник для средней школы, "Украинская повстанческая армия Степана Бандеры освободила большинство украинских городов".
Какие именно города освободили указанные "лесные братья", учебник почему-то не уточняет.
Кстати, период Второй мировой войны - это особая страница в жизни каждой из республик. Например, сражавшиеся на стороне гитлеровцев латышские легионеры "отличились в боях особой выносливостью, умением и отвагой". Впрочем, о каких-либо завоеваниях латышских легионеров почему-то не говорится. Но что мешает написать, будто эти отважные воины освободили если не большинство, то хотя бы парочку-тройку городов и установили там немецкий порядок?
Ну, а воинственные эстонцы - так те еще испокон веков отличались своим боевым духом. Вот какой убедительный пример приводит эстонский учебник истории: "Отряд из 100 эстонцев сыграл решающую роль во время штурма Константинополя дружиной князя Олега в 907 году". К сожалению, более свежего примера не нашлось.
Однако всё это дела давно минувших дней. Сегодня есть вещи поактуальней. К примеру - распад СССР. Данный факт, по мнению школьных историков, явился для всех народов, населявших страну, величайшим благом. Особенно ярко это отражено в узбекском учебнике для 11 класса. Данное событие названо периодом освобождения от российского гнета и одновременно перехода Узбекистана к демократии. Конечно, хотелось бы понять, что такое нынешняя узбекская демократия и каковы ее, так сказать, отличительные особенности. Однако учебник не уточняет. Да и не обязательно это знать школьникам. Вырастут и почувствуют на собственной шкуре.
Как видите, прелюбопытнейшая это наука - история. Всё в ней до поры до времени скрыто в глубокой тьме. И лишь постепенно кое-что интересное узнаешь. Кое-какие любопытные факты.
В общем, век живи, век учись, двоечником помрешь. Потому что на каждом новом историческом витке приходится начинать учебу сначала.


ЧЕГО НЕ ЗНАЕТ СТАТИСТИКА

Утверждая, что статистика знает всё, Ильф и Петров жестоко ошибались.
Как недавно выяснилось, российская статистика знает свой предмет в лучшем случае на троечку. Так, например, она не знает, сколько в России евреев.
То ли статистика не поспевает подсчитывать количество сматывающих манатки эмигрантов, то ли евреи, воспользовавшись объявленной отменой пятой графы в паспорте, не желают указывать свою национальность в выездных документах. По статистическим подсчетам, численность лиц еврейской национальности в России колеблется от полумиллиона до миллиона. Так как же все-таки - полмиллиона или миллион? Согласитесь, разница немалая.
Особенно это относится к евреям, живущим в Москве и Петербурге. С провинциальными евреями еще туда-сюда. Там все евреи, можно сказать, наперечет. Определить, сколько квартир подлежит погрому или, во всяком случае, освобождению, - пара пустяков. К примеру, в таких больших городах, как Нижний Новгород или, скажем, Новосибирск, евреев всего по десятку тысяч. В Еврейской автономной области, где как говорится, сам Бог велел жить евреям в подавляющем большинстве, их насчитывается жалких 2,5 тысячи при общей численности населения в 200 с лишним тысяч душ. Не говоря уже про какую-нибудь Кинешму или Астрахань, где количество евреев исчисляется сотнями.
Всего, таким образом, по данным Российского еврейского конгресса, за исключением обеих столиц, в России проживает около 225 тысяч евреев.
Что же касается Москвы и Питера, то здесь с подсчетами значительно сложнее. Видимо, жители этих городов - ловкие столичные штучки. У них за годы советской власти накопился солидный опыт по части маскировки своего происхождения.
Но тут вмешивается еще один немаловажный фактор.
Дело в том, что есть множество людей, которые жаждут, так сказать, навострить лыжи. То есть попрощаться со своей горячо любимой родиной. Желательно на ПМЖ.. Но куда? В Англию, как Березовский, или в Гибралтар, как Гусинский? Надо как минимум иметь пару миллиардов долларов. Конечно, в Израиль - другое дело.
Но для этого потенциальному репатрианту надо найти среди своих предков какую-нибудь бабку или прабабку, которая по заверениям соседей по коммуналке определенно была еврейкой. Только с такой мифической бабкой-прабабкой люди могут получить право на постоянное жительство в Израиле, стать репатриантами. Поэтому очень удобно, что число евреев, живущих на российских просторах, никому в точности не известно.
В России, между прочим, имеется два главных раввина - Берл Лазар и Адольф Шаевич. И у каждого из них имеется свой взгляд и свой критерий еврейства. Один считает, что евреем считается только тот, кто посещает синагогу, а другому достаточно бабушки-еврейки.
Отсюда и точка отсчета. Но, спрашивается, что мешает любому россиянину найти еврейскую бабушку или, скажем, что мешает любому нееврею время от времени появляться в синагоге?
Стало быть, евреем может считаться каждый, кто этого очень захочет. Исходя из такого критерия, искатели зарубежного счастья сматывают удочки. Правда, другие, наоборот, торопятся объявить себя евреями, но не уезжают, рассчитывая, что фортуна им улыбнется на родине. В связи с чем в России даже родилась поговорка: англичане уходят, не прощаясь, а евреи прощаются и не уходят.
Но, опять же, кто во всем этом виноват? Естественно, статистика, которая знает далеко не всё.

Вернуться на главную страницу


НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ АННАНУ

Временно исполняющий свои обязанности Всемирный еврейский конгресс начал сбор подписей под обращением в ООН с просьбой принять резолюцию, осуждающую все формы расизма и антисемитизма. В петиции на имя Кофи Аннана говорится о росте антисемитских проявлений в мире. Причем происходит это на фоне нарастающей антисемитской риторики со стороны государственных, общественных, религиозных структур и СМИ. Поэтому, подчеркивается в обращении, "крайне важно, чтобы ООН заняло жесткую и однозначную позицию" по этому вопросу. Президент ВЕК Эдгар Бронфман сам намерен вручить собранные подписи (а подписалось уже аж 100000 человек) Генеральной ассамблее ООН.
Я не случайно назвал "контору" Бронфмана временно исполняющей свои обязанности, поскольку она повторяет "подвиг" Ваньки Жукова, который тоже писал - на деревню дедушке. Судьба горемыки неизвестна. Но можно не сомневаться, что она плачевна. К кому взывает и на кого подает челобитную Эдгар Бронфман? На Виталия Сарбея, автора нового учебника по истории Украины XIX - начала XX века для 9 классов средней школы, одобренного министерством образования Украины? Ну, написал Сарбей, что "торговля на Украине... находилась в руках русских, евреев, армян, греков, которые к тому же нередко выступали не как цивилизованные торговцы, а как варварско-хищнические скупщики и перекупщики". А что еще мог написать "известный ученый", профессор, доктор исторических наук?
Сборы подписей и петиций, взывающих к совести, - занятие бесполезное. Потому что совесть - штука непростая: она либо есть, либо отсутствует начисто.
Тот же Всемирный еврейский конгресс призывает комиссара ООН по соблюдению прав человека Луиз Арбор осудить заявления в адрес Израиля, сделанные на днях... представителями ООН в Женеве. Вот цитата из доклада: "ООН не может принять участие в переговорах по мирному урегулированию на Ближнем Востоке до тех пор, пока Израиль не соблюдает постановление международного суда в Гааге относительно забора безопасности". Думаю, радоваться надо, что дураки еще не перевелись. ООН с воза - Израилю легче. Все равно польза от ближневосточного "квартета" нулевая.
Главный девиз сегодняшней ООН: "Стань овцой, а волки найдутся!". Знаете ли вы, к примеру, что при ООН работает комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа? Чем же он занимается? Строительством независимого палестинского государства, о котором так долго мечтал Джордж Буш? Да нет, проводит международные конференции. В парижах, брюсселях, берлинах. Поливает грязью Израиль, призывает к бойкоту и санкциям. И озвучивает приветственные телеграммы от Кофи Аннана. "Бней Брит" и Антидиффамационная лига выражают протесты. А директор отдела ООН по связям с общественностью Эдвард Мортимер советует присылать своих представителей, чтобы бороться с антиизраильским влиянием. Я тоже готов дать бесплатный совет, которой поможет ООН решить сразу две мировых проблемы - скормить всех "палестинских беженцев" голодающим африканцам.
Говорят, Эдгар Бронфман - миллиардер. И, наверное, думает: раз деньги есть, то можно объединить законы Hьютона и Аpхимеда. Но еще французская революция наглядно показала, что проигрывает тот, кто теряет голову. Саудовский принц Валид бин Талал давно понял: "Что арабу по душе - ООН не по карману". Недавно он передал в дар Лувру 20 миллионов долларов, которые пойдут на открытие комплекса исламского искусства. Строительство нового здания поручено итальянским архитекторам Марио Беллини и Руди Риччиотти и обойдется в 67 миллионов долларов. То есть львиную долю средств придется выложить Франции.
Тем не менее, Жак Ширак устроил ему пышную встречу. Меценат все же. Да и личное состояние оценивается в 23,7 миллиарда долларов. Не каменщиком, понятно, начинал. На то и принц, чтобы нефть качать. В Саудовской Аравии Основной закон страны сводится к простой формуле: "Ислам - низам, нефть - верхам". Да мне ли рассказывать вам о Валиде бин Талале, вы и сами знаете его не хуже меня. Это тот самый принц, которому Руди Джулиани швырнул назад чек на 10 миллионов долларов, заявив, что американский народ в подачках не нуждается. Хороший урок для Бронфмана. Будь либо бойцом, либо меценатом.

Моисей КАПЕЛЬЯН, Нью-Йорк

Вернуться на главную страницу


...НА ТО И НАПОРОЛИСЬ

Еще Гете отмечал: "Часто говорят, что цифры управляют миром; по крайней мере, нет сомнения в том, что цифры показывают, как он управляется". Но для меня факт всегда остается голым, даже если он облачен по последней моде. Взять Московское бюро по правам человека. Уважаемая организация. Всегда дает богатую пищу для размышлений.

Итак, российский Центр межэтнического взаимодействия "Диалог" провел опрос студентов гуманитарного факультета одного из нижегородских ВУЗов, чтобы разобраться, наконец, со стереотипами о различных этнических группах. Исследовать стереотипы решили методом ассоциаций (скажем, как охарактеризовать комара - маленький, прилипчивый, противно жужжащий и к тому же пьющий кровь). Не все, понятно, сообразительные. Кто-то скажет, что это характеристика типичного еврея-кровососа. Но на то они и ассоциации. Короче, студентам предлагалось назвать первую пришедшую в голову ассоциацию, связанную с представителем предложенной той или иной этнической группы. Именно одну. Видимо, исходя из того, что, скажем, кавказский "чукча" и без того сразу узнаваем. Хотя если назвать дагестанца чеченцем - он обидится. А азербайджанец, которого вы за армянина посчитатете, и за кинжал схватится.
В ходе исследования было опрошено 505 человек. Отличники они или троечники - история умалчивает. Оценку предстояло дать украинцам, русским, азербайджанцам, цыганам, чувашам, удмуртам, евреям (ну, как без них?), чеченцам, татарам и езидам (курдам, оказывается). Все они проживают на территории Нижегородской области или в Приволжском федеральном округе. Поскольку первыми в списке стоят украинцы, с них и начнем.
С чем же их ассоциируют нижегородцы? С салом (22%), хохлами (18%) и горилкой (5%). Дальше в перечне ассоциаций - "оранжевая революция", борщ, соседи, национальность (не иначе, как отличники отвечали), Ющенко, Киев... Некоторые (2,5%) не нашли никаких ассоциаций.
Вывод, который делают организаторы опроса, вполне в духе советских времен "нерушимой российско-украинской дружбы": "В целом, можно сказать, что образ украинца в сознании студентов тесно связан с особенностями украинской национальной кухни и не несет в себе отрицательного заряда". И на том спасибо.
Азербайджанцы. Тут, понятно, сложней. Но политкорректные нижегородские студенты с честью вышли из непростой ситуации. Их аасоциативный ряд таков: рынок/торговля (22%), фрукты (19%) и Кавказ (10%) - так выглядит первая тройка. Затем с большим отрывом идут "уничижительные прозвища", "без комментариев", "характерная южная внешность", "черный". Кто-то вспомнил про шашлык, ислам и даже темперамент с акцентом (наверняка девушки). В целом неплохо, могло быть и хуже. Удовлетворены и специалисты, проводившие опрос: "Сам по себе данный образ не несёт ни положительной, ни отрицательной нагрузки". Правда, "особую озабоченность вызывает тот факт, что в пятерке лидирующих ассоциаций оказались уничижительные прозвища (5%), выражающие пренебрежительное отношение к людям данной национальности".
C татарами проблем вроде бы быть не должно. Соседи, как никак.
Тут студенты явно блеснули эрудицией - ислам (17%), Казань/Татарстан (13%) и татаро-монгольское иго (10%). Многие вспомнили татарскую кухню (какая студенческая столовая без зраз по-казански?). 7,5% респондентов опросник проигнорировали, видимо, татары им чем-то насолили. Но появились и новые характеристики - хитрый, злой (жестокий). "Конь", "гость" и КВН в расчет брать не будем.
"Таким образом, студенты идентифицируют татар по религиозному признаку (исламу), территориально-географическому (Татарстан/Казань) и историческому прошлому (татаро-монгольское иго)". Если именно этого результата и добивался российский Центр межэтнического взаимодействия "Диалог", то его можно поздравить: как в воду глядел.
Ну, вот, наконец, добрались и до русских. Признаюсь, ждал ассоциаций с интересом. Не часто услышишь, что думают русские о себе. Обычно самыми большими знатоками русской души считают себя почему-то очень продвинутые евреи, которые и в себе-то до сих пор не разобрались. И был даже несколько обескуражен ответами студентов - водка/алкоголизм (14%), я/мы (8%) и Россия (5%). Дальше - традиционная русская одежда, лень, простота, русская кухня, доброта, щедрость, Ваня, сила... То, что алкоголизм вынесен на первое место, говорит, что ситуация в стране хуже некуда. Это поистине национальное бедствие, которое ведет к вырождению нации. И студенческая молодежь это видит.
А вот я/мы - дань нигилизму. Рисовка, не более того. Рекомендую читать одним словом - ямы. И дорожные, и жизненные. Студенты пока ездят на учебу на общественном транспорте, и живут за счет родителей. Поэтому эти "ямы" у них еще впереди. И еще одно точное наблюдение. И в былые времена о русском народе редко говорили - трудолюбивый (явный недосмотр идеологического отдела ЦК КПСС). И то, что в числе ассоциаций весьма высокую позицию занимает "лень" - тоже достаточно характерный штрих. А вот "сила" опустилась в самый низ. Одрябло тело, а с ним и мускулы. Россия все больше напоминает льва, потерявшего зубы. Судя по всему, такая нелицеприятная оценка очень смутила организаторов опроса: "Образ русского вызывает наибольшее количество разных ассоциаций, что свидетельствует об отсутствии сложившегося стереотипа об этой этнической группе".
Цыган упомяну лишь вскользь. Их ассоциировали с табором (16%), песнями и танцами (12%) и ворами (10%). Чуваши с удмуртами тоже не интересны. Достаточно сказать, что у подавляющего большинства студентов они никаких ассоциаций не вызвали. Зато чеченцев, понятно, никак не обойти. И студенческое отношение к ним, возможно, многих обескуражит - война (30%), чеченский конфликт (15%) и террористы (10%). В числе других ассоциаций - Кавказ, зло, кинжал.
Будем снисходительны. Студенты, как известно, в армии не служат. Правда, теперь в России многие учебные заведения будут лишены военных кафедр, и выпускникам ВУЗов придется все-таки служить. Поэтому слово "война" для них, с одной стороны, нечто абстрактное, а с другой - пугающее. Попасть на эту войну желающих нет, а если и есть, то совсем немного. Терроризм для них тоже что-то диковинное. Да, они смотрят телевизор. В курсе всех событий. Но ведь это где-то далеко. А чужая боль всегда легче переносится. Кстати, локальные войны тем и опасны, что затрагивают относительно небольшое число людей. Но они уже никогда не вольются в общество. Это показал Афганистан. И добавила Чечня. У нас та же проблема - Ирак. Но Америка учла опыт Вьетнама и научилась лечить душевные раны. У России такого опыта нет. Она попала из огня да в полымя.
Отдельная тема - евреи. В былые времена в периферийных учебных заведениях они составляли солидную прослойку. Сейчас, наверное, ситуация резко изменилась. Ведь многие уехали. Тем интересней узнать, что думают студенты о евреях, с которыми наверняка учились если не в ВУЗе, то в школе. К тому же нынешние студенты - это те люди, которые будут определять лицо страны на протяжении нескольких ближайших десятилетий.
Скажу прямо, их ответы меня разочаровали. Евреев, оказывается, ассоциируют с религией (14%), хитростью (13%) и жадностью (11%). Только 5% назвали их умными, примерно столько же отозвались уничижительно. О деньгах и Холокосте вспомнили менее 2%.
Мне не за что упрекать молодых нижегородцев. Они - продукт своей страны. Если бы опрос проводился лет 15 назад, результат, подозреваю, был бы еще хуже. А так все-таки евреи теперь ассоциируются с иудаизмом. Это, безусловно, большой прогресс. Мне почему-то кажется, что сами евреи даже не подозревают об этом. Порадовало, как это ни парадоксально, и другое. О выдающемся вкладе евреев в науку и культуру почти никто не вспомнил. А с годами и вовсе забудут. Одно дело, когда речь шла о войне с фашистской Германией. Там стоял вопрос о жизни и смерти. Но сколько евреев добросовестно разрабатывало смертоносное оружие, которое потом убивало израильтян? И не нашлось среди них ни одного Сахарова, который бы открыто сказал: лучше пойду коров пасти, чем работать на государство, ненавидящее мой народ. Ни одного, повторяю. И имена их будут стерты из памяти, несмотря ни на какие заслуги.
А вот какой вывод делают социологи "Диалога": "Таким образом, евреи в представлении студентов неразрывно связаны с иудаизмом, а также хитрые и жадные".
Я не знаю, с какой целью проводилось это исследование, и зачем оно вообще было нужно. Положа руку на сердце, Россия как была, так и осталась тюрьмой народов. Нигде больше вы не встретите уничижительных анекдотов о представителях той или иной нации или народности. В Америке это посчитали бы за оскорбление и отправили за решетку. Выжить может только монолитная страна. А если она подтачивается изнутри, то рано или поздно упадет, как гнилое яблоко.
Если бы исследование проводилось в другой среде, ответы были бы другими. У каждого свои ассоциации, связанные с личным опытом. В моем понимании сама эта тема - надуманная. У России масса других проблем. И самая главная - проблема выживаемости. Среднестатистическая российская женщина рожает 1,3 ребенка. В прошлом году в стране умерло на 800 тысяч человек больше, чем родилось. В 1998 году иммигранты компенсировали убыль населения на 40 процентов, а в 2000-м - менее чем на 5 процентов. Русские не хотят приезжать в Россию. Они комфортней чувствуют себя "на чужбине". Кстати, я бы непременно задал студентам вопрос о том, сколько они планируют иметь детей. Все остальное не имеет никакого значения. Потому что и без того ясно, что нынешнее поколение российских людей будет жить при терроризме. Но организаторы опроса пошли по пути наименьшего сопротивления: "Лучше меньше знать, чем сильно огорчаться". И получили то, что хотели получить. В общем, за что боролись, на то и напоролись...

Моисей КАПЕЛЬЯН, Нью-Йорк

Вернуться на главную страницу


Виктор Анпилов живет ... в Израиле

Захар ГЕЛЬМАН, Реховот, Израиль

Это не шутка и не розыгрыш. Конечно, верится с трудом. Виктор Анпилов с семьей, в самом деле, проживает в Реховоте, на улице Вайнер. Как известно, литературного творчества он не чурался и на бескрайних российских просторах, а в Израиле вообще заговорил стихами. Бело-голубой флаг страны вызвал у Виктора Анпилова такие ассоциации:

Ты, Израиль, был мне незнаком -
- Я не знал твой флаг, с тобою не был...
Белый - цвет плывущих облаков.
Синий - цвет манящих далей неба.

Виктор Анпилов полюбил Израиль, выучил язык страны. Об иврите он пишет так:

Тебя я понял, к тебе привык
Мой лаконичный, простой язык.

Сын Виктора Анпилова, Сергей, служит в боевых частях ЦАХАЛа. Дочь Галина (теперь ее фамилия Бергер) живет с мужем тоже в Реховоте.
Правда, реховотский Виктор Анпилов несколько отличается от знакомого многим из средств массовой информации довольно скандального московского Виктора Анпилова. В Израиле живет 50-летний Виктор Александрович Анпилов, уроженец Ташкентской области, а лидером "Трудовой России" и главным редактором газеты "Молния" является без малого 60-летний Виктор Иванович Анпилов, уроженец села Белая Глина Краснодарского края.
Виктору Ивановичу не стоит волноваться. Он может спать совершенно спокойно. Виктор Александрович Анпилов их общую фамилию ни на йоту "не подвел" и "не опозорил". Его мама, Мария Дмитриевна, медик по профессии, живет в Саратовской области, в городе Ртищево. Отец, Александр Иванович, к сожалению, ныне уже покойный, уроженец Казахстана, был учителем физики и математики. В.А. Анпилов - человек русский и по отцу и по матери, а "средством передвижения" в Израиль оказалась всего лишь его еврейская теща. "В моей семье национальных проблем не возникает, хотя с иудейской точки зрения, кроме меня, все члены моей семьи - евреи, - с улыбкой сказал мне Виктор Александрович и продолжил. - А мы - израильтяне русского происхождения, но почти за пятнадцать лет жизни в Израиле моей национальностью здесь никто не поинтересовался".
Виктор Александрович Анпилов - искренний патриот Израиля. Несмотря на свой далеко не юный возраст, он в случае необходимости готов встать в ряды защитников страны. У его тезки Виктора Ивановича Анпилова отношение к Израилю иное. Такое встречается очень часто. В данном случае Анпилов совсем не одинок. Поэтому мне совсем не хочется, чтобы у лидера "Трудовой России" были лишние треволнения. Ведь в своей книге "Наша борьба" (не путать с "Моей борьбой" другого, еще более известного автора), опубликованной в 2002 году в Москве, он задается почти риторическим вопросом: откуда у его врагов "берутся деньги на издание бесчисленной "жидовской литературы"? Не очень заботясь о логике, Виктор Иванович, отвечая на этот вопрос, на всякий случай обхаивает книги Волкогонова, Яковлева и, как он указывает, "прочей антикоммунистической мрази".
Опять же подобное мы тоже проходили и в качестве повторения продолжаем проходить. Несгибаемый ленинец-сталинец В.И.Анпилов антикоммунистов не боится. Его другое беспокоит: "Но хуже всяких книг, - пишет он в "Нашей борьбе", - была и остается зараза, которую националисты разносят по умам шепотом: "А ты знаешь, Анпилов - полукровка, сам признался", "Слушай, в руководстве "Трудовой России" одни жиды!"
Ай да господин-товарищ Анпилов Виктор Иванович! Подобно унтер-офицерской вдове он сам себя высек. Испугался, бедненький, подозрений соратников, что в его жилах течет еврейская кровь. И вывел в "Нашей борьбе" на свет божий своих предков. Оказывается, отец у Виктора Ивановича Анпилова - Иван Иванович, мать - Лукерья Петровна. На всякий случай упомянул автор и деда по материнской линии - Селюкова Петра Родионовича.
Прямо скажу: строки о родителях, особенно об отце-фронтовике - самые искренние во всей книге московского Анпилова. Но ведь согласно авторской задумке, рассказ о родителях должен продемонстрировать "чистоту крови" лидера "Трудовой России". А вот такой подход принять нельзя.
Интересно, а если (правда, и предположить жутковато) матерью Виктора Ивановича была бы, скажем, Сара Моисеевна или Белла Марковна, что в этом случае сделали бы с ним "трудороссы"? Оплевали бы с ног до головы? И о месте лидера при таком генеалогическом и одновременно генетическом раскладе Виктор Иванович даже и помышлять не мог бы? Хотя, понятное дело, с еврейскими родителями Виктору Ивановичу отделение журналистики МГУ, которое он окончил в 1973 году, могло только сниться. И карьера журналиста-международника ему бы совершенно не светила.
Руководимая Анпиловым газета "Молния", выходящая раз в две недели тиражом под тридцать тысяч экземпляров, без всякого стеснения пользуется маргинальной юдофобской лексикой. Вероятно, Анпилов опасается, что без использования "языка вражды" его газета потеряет читательскую аудиторию. "Молния" может гордиться тем непреложным фактом, что впервые назвала Бориса Николаевича Ельцина "Барухом Эльциным". Какой молодец все-таки Виктор Иванович! Да и его подручные ему подстать! Они, как истые антисемиты, верят, что вирусом ненависти к евреям заражена вся страна и пытаются сделать на этом свой "гешефт".
В "Нашей борьбе" Виктор Иванович повествует о таком эпизоде из его студенческой жизни. Однажды на занятиях по военной подготовке, к которым он, окончивший сержантскую школу, "относился с презрением...", он имел глупость обратиться к "профессору" в погонах" с таким вопросом: "Товарищ полковник! А зачем нам знать, как устроена граната на вооружении армии США, если нашей главной гранатой был и остается марксизм-ленинизм?!" Анпилов пишет: "Курс хохотал, и полковник для виду тоже улыбнулся, но во время зачета по структуре и вооружению армии США он устроил мне публичную порку перед студентами, ни одного дня не служившими в армии. Я, памятуя армейскую заповедь - "С начальством спорят только круглые идиоты", слушал полковника и молчал как партизан. И тут полковник, воодушевленный моим молчанием, заявил: "Вот из таких прохиндеев и вырастают предатели!"
А в самом деле, кого и что предал Анпилов? По сути, он предал идею и тех, кто в нее верил и продолжает верить. В начале прошлого века коммунистов-антисемитов днем с огнем было не сыскать, а сегодня - их пруд пруди. И из этого зловонного пруда голос Виктора Анпилова звучит весьма звонко и отчетливо.
Один из депутатов Московской городской думы рассказывал мне, как несколько лет назад этот Анпилов, озлобленный на весь мир и, в первую очередь, разумеется, на евреев, оскорбил тогдашнего исполнительного директора Российского еврейского конгресса, едва ли не прилюдно обозвав того "жидовской мордой". Еврей среагировал мгновенно - с разворота вмазал Виктору Ивановичу по его "не жидовской", но, несомненно, антисемитской морде. Лидер "Трудовой России" упал, а затем, малость оклемавшись, счел за благо молча убраться восвояси.
Лидер "трудороссов" желает быть вождем, "борцом за народное счастье". С этой целью он придумывает себе "героическую юность". Не моргнув глазом, главный "трудороссовец" пишет в "Нашей борьбе", что в ельцинские времена народ ("трудовой", конечно) распевал песню, в которой были такие строки:
На марше миллионы "анпиловцев" идут,
скоро "демократам" и Ельцину капут!

Михаила Горбачева Анпилов пытается пригвоздить к позорному столбу, называя "лучшим немцем", о Геннадии Зюганове пишет, что тот неверно читает классиков, "схематично и слишком однобоко для русской души". Особенно невзлюбил Анпилов Геннадия Хазанова. В "Нашей борьбе" он пишет, что во время антигорбачевского путча в августе 1991 года "Хазанов ругался похабным матом в услужливо подготовленные микрофоны после разгона ГКЧП". (Выделено мной - З.Г.). Если бы еще объяснил знаток юдофобской лексики господин-товарищ Анпилов, что такое "похабный мат" и чем он отличается от "непохабного"?
Как "настоящий советский человек", московский Анпилов об Израиле доброго слова ни разу ни сказал. А я спросил проживающего по соседству со мной реховотского Анпилова, что он думает о своем печально знаменитом однофамильце и тезке. Ответ моего соседа был краток: "Об этом типе и говорить не желаю". И в самом деле, об антисемитах, записавших себя в коммунисты, уже столько сказано. Братаясь со своими политическими антиподами, они выливают на евреев ушаты клеветы. Но мы это уже проходили: и россказни про "христопродавцев", и "кровавый навет", и наполненные страхом и ложью "Протоколы сионских мудрецов", и невиданный в истории геноцид, и сталинские "дело врачей" и "дело космополитов". Все это наш народ пережил! И Анпилова, ненавистника евреев, и других разномастных "жидоедов", тоже переживем.
Поскольку все мы - выходцы из страны советов, не могу оставить "трудороссовца" без совета. Учитывая накал страстей, возникающих в душе московского Анпилова при виде еврея, советую ему быть осторожней с "жидовской мордой". Опять же можно нарваться на крупные неприятности...

Вернуться на главную страницу


 

ЯВРЕИ, ЯВРЕИ, КРУГОМ ОДНИ ЯВРЕИ...

Иегуда ЕРУШАЛМИ, Иерусалим
shkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnik

shkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnik"А нам-то чего бояться? Мы ж не большевики и не shkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikявреи!" - кричал мужчина. Он так и выговаривал: "явреи".
shkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolnikshkolИ. Эренбург. "Буря"

shkolnikИногда обстоятельства вынуждают меня работать в паре с молодым арабом. Ему лет 25, женат, трое детей, житель Хеврона. Назовем его для конкретности, скажем, Шарифом.
shkolnikШариф - этакий пижонистый красавчик, непрерывно экспериментирует со своей внешностью: то эспаньолку отрастит, то - моджахедскую бороду, а то вдруг сбреет всё и открывает вполне мальчишеское лицо...
shkolnikВнешне он дружелюбен и разговорчив до болтливости. Кстати, болтать "за жизнь" - для него самое любимое занятие. Ибо работает он в характерной для араба манере: делает только то, что хочет, когда хочет и как хочет, и, как правило, тяп-ляп. Он, как истинный потомок Ишмаэля, темпераментен и спонтанен, за собой это знает, и любит с юмором рассказывать о своих прошлых шоферских приключениях, вернее, им же спровоцированных злоключениях на израильских дорогах в те времена, когда его отец держал несколько грузовиков и промышлял перевозками, пока бизнес этот не разорила "интифада".
shkolnikШариф - правоверный мусульманин. Пару раз за смену он исчезает. Это означает, что в это время где-нибудь в хедер-охель (столовой) он молится.
shkolnikСреди его словоизвержений немалое место занимают рассказы об исламе. Обычно это монологи. Я не вмешиваюсь, хотя послушать любопытно.
shkolnikЕму же, по его словам, никогда не покидавшему пределов Израиля, любопытны мои рассказы про жизнь в когдатошнем СССР, в Европе, России, Узбекистане и других местах, где мне довелось побывать.
shkolnikВот каковы его представления о картине мира.
shkolnikВесь мир станет единым исламским халифатом.
shkolnikОвладев той или иной страной, мусульмане ставят ее жителей перед альтернативой:
shkolnik- принять ислам, как наилучший исход для них;
shkolnik- принять власть ислама и выполнять все обязанности "зимми";
shkolnik- быть уничтоженными.
shkolnikНет мусульманских народов, а есть единый народ ислама. (Это - реакция на мои рассказы об этнической пестроте среднеазиатских народов).
shkolnikИ в то же время - об арабах же:
shkolnik- Хасан, он не наш, он - иорданец;
shkolnik- Абдалла, он не наш, он из Шуафата...
shkolnik- Когда я прихожу на арабский базар в Старый город, торговцы, услышав мой хевронский говор, поднимают цены.
shkolnik(Сколько километров от Иерусалима до Хеврона? Сорок? А они говорят - мировой халифат!)
Однажды он стал расспрашивать меня про Ислама Каримова. По его убеждению, Каримов - еврей.
shkolnik- Почему так считаешь?
shkolnik- Так в арабской прессе сообщают. (И это, разумеется, для него - истина в последней инстанции).
shkolnikПытаюсь его убедить, что это чушь:
shkolnik- Да посмотри на каримовское лицо, какой он, к чертям, еврей?! С его-то, характерной для узбека долей монголоидности!
shkolnikНо Шариф со своим ограниченным ближне-ближневосточным физиономистическим опытом осознать это не в состоянии:
shkolnik- Нет, пишут - мать его еврейка, и жена - еврейка!
shkolnik- Да, жена у него, действительно, не узбечка, а русская, Татьяной зовут...
shkolnik- Нет, она - еврейка! И он сам - еврей. Когда я работал в гостинице, там была похожая, только молодая.
shkolnikМесяц назад, во время андижанских беспорядков, мы принимали работу у смены, в которой работал Шариф. Я пришел, переодеваюсь, он вбегает в раздевалку и буквально прыгает от нетерпения:
shkolnik- Расскажи, что там, в Узбекистане? (Будто я только что из Андижана, а не с окраины Иерусалима!).
shkolnikНу, вкратце рассказываю ему о том, что мне известно. Подавил, мол, Каримов силой мятеж "Хизб ут-Тахрира".
shkolnik- А что такое "Хизб ут-Тахрир?"
shkolnik- Хотел тебя спросить, думал, что ты в курсе или хотя бы переведешь мне, что эти словеса означают. Я-то арабского не знаю.
shkolnikЧерез несколько дней опять заводит разговор про "Хизб ут-Тахрир". Теперь он о нем знает все.
shkolnik- Знаешь, есть ХАМАС, "Исламский джихад", они хотят, чтобы все время был балаган, чтобы шла война. А есть "Хизб ут-Тахрир". Они хотят построить всемирный халифат мирным джихадом. (?!). Мы в Хевроне все - "Хизб ут-Тахрир". Мы - на пути мира. Только Америка и евреи против халифата, за войну. Европа хочет стать халифатом, а Америка пока что - нет. Вот, и еврей Каримов не дает мусульманам влиться в халифат. Но мы победим!
shkolnikНу что скажешь?
shkolnikНесколько дней назад слышал я по телевизору от известного московского журналиста Александра Минкина в чем-то сходную байку. Сидит, мол, Минкин в обществе двух чеченских боевиков - молодого и старого. Дело в 96-м году происходит, в Чечне, в разгар "первой чеченской войны". И говорит старший боевик: "А Черномырдин-то еврей!" (Виктор Степаныч тогда был главой российского правительства). "Как это, еврей?" - удивляется Минкин. "А если бы он был человеком, то не послал бы войска против нас".
shkolnikАнтитеза, характерная, однако: или человек, или - еврей.
shkolnikИ комментирует Минкин, уже в наше время, девять лет спустя: "Если бы он, этот чеченец, знал, с кем разговаривает!"
shkolnikВпрочем, девять лет - срок большой, битьё, несмотря на разные идеологические зигзаги, все равно продолжает определять сознание, и из слов Минкина создается впечатление, что ныне он все-таки уже осознает себя евреем.
Это, конечно, утопия, но как хотелось бы, чтобы все люди еврейских кровей, бросающиеся, сломя голову, на защиту "палестинского", чеченского и других свободолюбивых мусульманских народов, вступивших в период развернутого мирного строительства халифата, осознали, что для их подопечных они были, остаются и останутся евреями, а это в переводе с единого мусульманского означает - "нелюди".

Вернуться на главную страницу


Распространение света в бандитской среде

Почти научное расследование

Матвей ШПИЗЕЛЬ, Нью-Йорк

Рассмотрены вопросы преобразования мутной среды в бандитскую и соответствующие этому преобразованию потери при распространении света. Приведены результаты экспериментов по вынужденному рассеянию света на криминальных элементах президентских структур и политтехнологических конгломератах. Определены численные параметры световой энергии, необходимой для преобразования бандитской среды в менее агрессивную

Введение

К настоящему времени хорошо известны процессы взаимодействия различных сред и света, который в них распространяется. Тем не менее, результаты последних экспериментов по раcсеянию света в мутной среде показали значительную активность последней в смысле реакции на зондирующий световой поток. При этом преобразование мутной среды в бандитскую (эффект Ходорковского - Лебедева) по степени нелинейности хорошо коррелирует с постулатами Бильжо - Шендеровича .
Однако количественные оценки процесса показывают, что на временном интервале в 9 лет ожидать значимого изменения состояния среды не приходится, а это, в свою очередь, определяет необходимость дополнительных исследований в области повышения интенсивности зондирующего света и ответной реакции среды, чему и посвящена настоящая публикация.

Анализ среды и постановка задачи

Поскольку зондирующее излучение источника света есть информационный поток, способный оказывать воздействие на состояние среды, мы приходим к необходимости учёта влияния Экспериментатора на ход эксперимента, что прочно связано с принципом неопределённости законодательной базы.
Последнее требует учёта закона Архимеда для бандитской среды:
Сколько позитивной информации в такую среду не вкачивай, она всё это вытолкнет из себя, оставив на поверхности только то, что плавает.
Известно, что частицы малых размеров хорошо рассеивают свет и почти не поглощают его. Эта ситуация может быть связана, во-первых, с тем, что позитивный энергоинформационный световой поток не вызывает никакого резонанса микрочастицы, во-вторых - такая частица настолько озабочена своими личными проблемами выживания в мутной среде, что ей не до того.
Поэтому увлечённый Экспериментатор часто прибегает к Периодическому Универсальному Трамплину Информационного Наезда (сокращенно - ПУТИН), учитывая давно известный опыт отражения света Конгломератами Глубинного Базирования (КГБ) и более поздними Факторами Сетевого Блокирования (ФСБ). Кроме того, с позиции рассеяния и отражения света, который не должен дойти до микрочастиц, следует учесть и образования с Максимально Выпученным Дуализмом (МВД).
Таким образом, уравнение, обобщающее процесс рассеяния отражения и поглощения света в мутной среде в период перехода к среде бандитской, имеет такой вид:

ПУТИН + КГБ + ФСБ + МВД + = 1; (1)

где - постоянно убывающая в места не столь отдалённые величина.

Следовательно, задача по приведению среды в более приличное состояние может быть сформулирована как уменьшение влияния слагаемых уравнения (1), причём, поведение в этом случае потребует дополнительных исследований.

Решение и выводы

Очевидно, что уравнение (1) имеет решение, если будут реализованы условия, при которых:

КГБ = 0;

ФСБ = +1;

МВД = -1; (2)

ПУТИН = -1;

= +2;

Подставив значения (2) в (1), получим очевидное тождество, о котором мечтали лучшие умы мутной среды.
Но очевидно также, что данное решение уравнения (1) возможно лишь при условии, что свет при взаимодействии с любой микрочастицей среды обернётся самой важной своей ипостасью - прозрением.

 

Вернуться на главную страницу


 
Слово редактора
mz
mz
У нас в Америке
mz
 
Дайджест "МЗ"
mz
mz
mz
mz
mz
mz
mz
АтлантИдиш
mz
mz
Парк культуры
mz
Почти Серьезно
mz
Будьте здоровы
mz
mz
mz
mz
Архив
 
 
israelinfo.ru - Израиль на ладони
Dolfi
Ben Zion. Еврейский ответ на еврейский вопрос. Все о сынах Сиона в мире и пост-советском пространстве. Обсуждение актуальных проблем антисемитизма и шовинизма. Множество статей о еврейской культуре. Еврейские анекдоты. Еврейская музыка. Еврейская литература

Ami 24273 байт

redlights.gif
languages-study.gif
jew_p.gif
supreme.jpg
Jerusalem Chronicles

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Электронный адрес, по которому вы можете обращаться к нам :

shkolnik2002@yahoo.com

Главный редактор – Леонид Школьник   

 © Все права на материалы, находящиеся на сайте   http://www.newswe.com     охраняются  в соответствии  с международными законами, в том числе положением об авторском праве.  При любом использовании материалов сайта  ссылка на www.NewsWe.com обязательна.